8 декабря воскресенье
СЕЙЧАС +1°С

Машины апокалипсиса. Проверка целиной

Поделиться

Мы давно мечтали протестировать настоящий гусеничный вездеход, способный заткнуть за пояс любой «Гелендваген», но случая не представлялось. И вдург нас пригласили познакомиться с такими вот «машинами апокалипсиса». Название это шутливое, но не лишено смысла.

Каждая деталь этих машин требует форс-мажора. Решетки на окнах – это защита от веток, бревен и камней. Три люка в крыше – не дань комфорту, а способ выбраться из машины, утонувшей в радиоактивном болоте. Дизель в середине салона согревает и обеспечивает лучшую развесовку (незаменимое качество в том же болоте – утонешь геометрически ровно). Из радиаторных жалюзи по левому борту метет с такой силой, что когда проходишь мимо, попросту сдувает. А еще эта штука массой 10 тонн плавает.

Машины апокалипсиса строит компания «УСМ» (поселок Роза, Челябинская область). Исходником для нового автомобиля выступил многоцелевой харьковский вездеход ТГМ-126, корни которого уходят к известному и весьма удачному военному тягачу МТ-ЛБ, известному также как «Объект 6». Разработанный еще в 60-х годах прошлого века, он дал жизнь целому классу спецмашин самого разного назначения, от военных тягачей с вооружением до пожарных вездеходов. У белой машины от «тэ-гэ-эма» заимствована нижняя часть, то есть шасси и силовая установка, а верх и салон спроектирован заново.

Новинка и донорская машина – тягач ТГМ-126

Для чего? Смысл операции становится очевиден, стоит лишь втиснуться в узкий люк ТГМа, чтобы после приступа клаустрофобии выбраться обратно. Видимость никакая, пассажирский салон низкий, мрачный и тесный. Добавьте к этому габариты спецмашины – ширина почти три метра: ездить вблизи застройки на подслеповатом носороге попросту страшно.

Белый вездеход кажется светлым и просторным, как современный коттедж после хрущевской коммуналки. Обзорность еще не автомобильная, но близка к ней, а в задней части салона можно выпрямиться. А можно и спать – так и тянет переделать ТГМ в дом на колесах.

Это кабина полувоенного ТГМ-126

Кабина модифицированного вездехода

Подобные машины бесполезно судить мерками гражданских автомобилей, и посадка за рычагами далека от эргономических идеалов. Однако после шоковой терапии полувоенной техникой адаптированный вариант кажется без пяти минут роскошным.

Подкупает и минимализм салона. Кто сидел в танках или БМП, хорошо знает чувство смятения от количества тумблеров, рычагов, тяг и проводов. На ходу все это начинает лязгать и шевелиться. В нашем случае есть только два рычага для управления машиной, рычаг коробки передач, педали да скромный щиток приборов.

Трансмиссия находится в передней части машины

Тормозные механизмы обеспечивают поворот

Фрикционные ленты на складе

300-сильный дизель ЯМЗ-238 живет аккурат позади водителя в отдельной комнате. Под капотом – коробка передач в едином корпусе с главной передачей и механизмами поворота. Поворачивает машина за счет тормозных лент, которые перераспределяют момент на гусеницах. На первой передаче одна из гусениц полностью останавливается, что позволяет вертеться на месте.

Подобные машины оснащаются разными типами гусениц, и в данном случае стоит широкий вариант, обеспечивающий давление на поверхность в 0,15 кгс/кв. см – меньше, чем пеший человек, но больше, чем лыжник.

Резкость на снегу – за гранью понимания, если судить мерками обычных автомобилей

Пока апокалипсис не наступил, пересекать асфальт приходится по резиновым лентам. Но асфальт – это лишь краткий миг в жизни таких машин, потому что они рождены для свободы, не размеченной на карте. Едешь не по указателям, а по азимутам.

Резиновые ленты защищают асфальт от металлических траков

Вот перед коротким капотом вырастает снежный овраг, который через квадрат лобового стекла кажется набегающим девятым валом. Водитель Антон кивает нам «Держитесь!» и поддает. Уххх, ощущения становятся все более корабельными.

 

Ухабы, которые на обычной машине одолеваешь внатяг, вездеход пролетает полным ходом. Последний раз я испытывал похожую качку на катере в Красном море, которое становится недружелюбным, когда судно выходит в открытую воду из тени мыса Рас-Мохаммед. Продлись наше путешествие подольше, думаю, начало бы укачивать.

Вездеход легко заезжает на гребни и отважно с них падает: вместо хлипкого автомобильного бампера – металлическая броня передка

Сам по себе ход кажется довольно мягким, хотя после прыжков (а они случаются) что-то громко лязгает под днищем. Машина довольно остро реагирует на камни под снегом и пеньки, хотя как остро... Кроссовер бы оставил бампер, а тут лишь толчки. Короче говоря, назвать езду комфортной язык не поворачивается, но все-таки основной дискомфорт порождает ухабистость рельефа помноженная на быстроту перемещения. На колесной технике здесь в принципе не поедешь так борзо.

Дизель за тонкой переборкой не оставил шансов предаться прослушиванию плеера: грохот такой, что говорить можно лишь на повышенных тонах. Впрочем, проблема шумности отступила на второй план, когда салон начало затягивать сизым дымком. Водитель некоторое время крепился, потом открыл люк, потом дверь, потом задержал дыхание, но потом, к счастью, остановился, потому что мы с оператором были уже зеленые и ловили покемонов без смартфона.

Специалисты выясняют причину задымления

Консилиум у открытого капота и ключ на 18 устранили причину задымления: как объяснил нам директор компании Антон Гусев, машина новая и не обкатанная, поэтому кое-где начинает обгорать краска, плюс требуют настройки тормозные ленты.

Со стороны весело, изнутри – жутковато

Вездеходы бороздят снег с такой непринужденностью, что просто скучно. Ну никакой интриги. Это заставляет искать овраги все круче, но в радиусе тестового полигона просто не нашлось ничего достойного аппетитов гусеничного дембеля. Была, конечно, тайная надежда засадить целый вездеход, но, увы. Признаки буксовывания появляются при попытках развернуться на узких пятаках, когда машина нагребает снежный бруствер боковиной и упирается в него. Но достаточно маневра в другую сторону, и она стряхивает с себя снег, точно собака.

Встал, осмотрелся, поехал дальше

Даже остановившись в неудобной части подъема, когда автомобильный ум советует сдать назад и попробовать с разгона, вездеходы трогаются играючи, чему в равной степени способствует как гусеничный ход, так и тяга дизелей. Такие понятия, как диагональное вывешивание или пробуксовка пары колес, попросту неактуальны: гусеницы грызут снег, и даже при боковом сползании опытный механик-водитель загоняет автомобиль на кручу.

Заказчиками подобных машин являются, естественно, труженики российского Севера, нефтегазовый сектор, геологоразведка. Компания, создавашее этого монстра начинала как ремонтное предприятие и продолжает восстанавливать старые вездеходы, спрос на которые стабилен. Со временем стало ясно, что есть смысл адаптировать технику под новые реалии, ведь приземистые ТГМы разрабатывались под иные задачи. Так у компании появился отдел разработки.

Модифицированные вездеходы используют для перевозки персонала и оборудования, а также для постройки зимников – дорог поверх топей, которые существуют только зимой. Сзади к тягачу цепляют специальный клин из половинок труб, которым отгребают снег на обочины. Представляете, какая нужна тяга, чтобы по нетронутому снегу пробить дорогу шириной в автомобиль?

И конечно, невозможно избавиться от соблазна путешествий на таком аппарате. При расходе топлива порядка 80-100 л/100 км автономность, конечно, не рекордная – порядка 500 км на баке, однако и этого достаточно, чтобы забраться в честную глушь. Другое дело, выдержишь ли сам эти 500 км, ведь с точки зрения нагрузок на организм километр идет за три.

Зато объем салона модифицированного вездехода вполне позволяет организовать пару спальных мест, чтобы стать совсем автономным. Внутри тепло и есть розетка на 220В, так что многие удобства цивилизации, вроде микроволновки, будут доступны в дороге. Вот только примотать ее надо покрепче, чтобы не убила на ухабах.

Тема снегоболотоходов в России популярна, и мы уже писали о спецмашинах, вроде «Петровича» и «Шамана» – колесных вездеходах на шинах низкого давления. Они экономичнее, могут ездить по асфальту и, вероятно, более эргономичны. Но на северах России до сих пор в почете не новая спецтехника, а проверенные гусеничные тягачи: неприхотливые, выносливые и, главное, ремонтопригодные.

– У всех в кабине сварочный аппарат, если даже пробили кузов – заплатку можно поставить прямо в поле, – поясняет один из рабочих.

Передняя часть сочлененного вездехода «Витязь»

А в дальнем цехе «УралСпецМаша» восстанавливают легендарный сочлененник «Витязь» (ДТ-30П) – вероятно, самый проходимый из когда-либо созданных человеком сухопутных транспортных средств. В свое время его задумывали как земной аналог атомных подводных лодок: с баллистической ракетой на спине «Витязь» должен был затеряться в таежной глуши и ждать часа Х. Сегодня эти машины, размером с двухэтажный дом, востребованы в гражданском секторе – весной, быть может, познакомимся поближе.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
26 янв 2017 в 14:34

Одно слово - совковые руко... Вроде бы и молодцы Кулибины, но рук.. Неужели нельзя сделать все поокуратней и посовременней. Неужели нельзя водительское место сделать удобнее, посмотрите как он сидит.

Гость Р.
26 янв 2017 в 09:20

браво.
Артём вы хороший писатель.не пора ли в большие формы?

Гость
27 янв 2017 в 09:40

Про "водительское место поудобнее", это мягко сказано. Я бы сказал, что водительское место сделано, как наглядный образец того, как не надо делать. Мало того, что без пятиточечного ремня безопасности водитель там будет бултыхаться и биться головой о стекло и стенки кабины, так ещё и руки обдерёт о торчащие тумблеры. Если к этому присовокупить отсутствие звукоизоляции и отсутствие вентиляции, то образец можно назвать просто провальным. Показывать это изделие кому бы то ни было просто не стоило.