18 ноября понедельник
СЕЙЧАС +1°С

«Он пустил меня на крышу, но не знал, что я безбашенная»: фотограф Инга Пеннер о Старом городе

Популярный журналист рассказала, как ей удается проникать в самые закрытые особняки

Поделиться

Инга во время одной из съемок на самарских крышах

Инга во время одной из съемок на самарских крышах

Огненно-медные волосы, внимательные с чертовщинкой глаза, образ тургеневской барышни в длинных платьях, шляпках, туфельках и совершенно стальной в работе характер. Те, кто сталкивались с известной самарской телеведущей и шеф-редактором канала «Самара-ГИС», знают, что острые вопросы в лоб эта хрупкая девушка задавать не боится. На время она согласилась примерить на себя роль респондента и ответить на вопросы 63.RU о своем новом амплуа фотографа, о том, как попадает в самые закрытые самарские особняки и не боится ради нужного ракурса забраться в платье на крышу или прилечь на асфальт.

По обе стороны камеры

— Я себя как профессионального фотографа-то собственно и не идентифицирую. Я не зарабатываю на этом деньги, — начала беседу с такого признания Инга.

Тем не менее фотографии Самары в ее исполнении завораживают. Заставляют рассматривать детали и удивляться: неужели это тоже Самара? Фотокамеру журналист Пеннер взяла в руки три с половиной года назад. Свои работы оценивает достаточно скромно. Одно дело быть ведущей в кадре или музой и моделью на чьих-то снимках, а другое — самой смотреть в объектив. 

Чтобы делать это профессионально, Инга пошла на курсы.

— Журналист всегда по обе стороны от камеры. Для меня как для телевизионщика картинка — вещь привычная. Но фотография всегда меня очень сильно привлекала. Я люблю рассматривать работы других людей. Безумно нравится французская гуманистическая фотография. Высший пилотаж в фотографии лично для меня — жанровые непостановочные сценки на улице. Я так снимать еще не умею. Только мечтаю научиться передавать в одном кадре историю города или какой-то улицы. Первый месяц обучения дал понять, что я без фотоаппарата жить уже не могу, съемка стала нужна как воздух. Это даже не вторая моя жизнь, а по сути вся жизнь. Если я не фотографирую неделю, у меня начинается самая настоящая ломка. У меня нет усталости от фотографии. Самые невероятные, моменты, когда что-то открываешь в фото: видишь новый ракурс, находишь новое решение, делаешь так, как не делал до тебя никто, или пытаешься кого-то копировать. Такое особое состояние «эврики», когда смотришь на привычную вещь так, как до этого ее не видел, — объясняет Инга Пеннер.

Снимки Старого города через объектив Инги — как раз об этом. Знакомые места открываются с нового ракурса, а за дверями, мимо которых десятки раз проходил каждый самарец, открываются настоящие архитектурные сокровища.

— Я фанат Самары. Безумно люблю этот город и прощаю ему все недостатки. Всегда старалась смотреть на Самару как турист, что называется, «новыми глазами». И с этой позиции туриста в старом центре можно бесконечно открывать для себя что-то интересное. В разную погоду привычная картинка предстает так, будто видишь эти улицы и эти дома в первый раз, — говорит ведущая.

В платье по крышам и льду

Солнце запуталось в башенках костела

Солнце запуталось в башенках костела

Одни из самых интересных снимков Инги — фотографии старой Самары, сделанные с крыш. Достичь высот в буквальном смысле может не каждый фотограф. Но Пеннер считает, что ничего невозможного нет, главное — желание.

— Когда гуляю, я отмечаю для себя те здания, что находятся рядом с местами, на которые мне бы хотелось взглянуть с высоты. И прикидываю, как туда попасть. Если это жилой дом, то тут всё проще простого. Надо посмотреть, есть ли открытые балконы, зайти в подъезд и сделать снимки. Что касается фотографий с видом на площадь Революции и улицу Куйбышева с высоты, то помогли соцсети. Я опубликовала дом, с которого хотела бы поснимать эти виды, и попросила френдов помочь попасть туда. И вот так через знакомых знакомых я нашла людей, которые мне сказали, как можно попасть на крышу, и, собственно говоря, помогли это сделать. Если чего-то очень захотеть, то можно попасть куда хочешь. Вижу цель — не вижу препятствий.

Чтобы сделать снимки с высоты знаменитого польского костела, Пеннер пришлось договариваться с отцом Маркусом.

— Он согласился пустить меня на крышу. Правда, не рассчитывал на мою безбашенность. Думал, покажет мне слуховое окно, я выгляну туда, пойму, что это не самое безопасное мероприятие, развернусь и уйду. И поначалу я тоже так решила, когда оказалась на месте. Всё-таки я не альпинист и не скалолаз. Но потом подумала и решила, что раз уж попала сюда, нужно всё-таки использовать шанс, — вспоминает Пеннер.

Фото с крыши костела напоминают иллюстрации к сказке

Фото с крыши костела напоминают иллюстрации к сказке

А вы замечали этот циферблат на здании штаба Второй гвардейской армии (дом с антеннами на крыше)?

А вы замечали этот циферблат на здании штаба Второй гвардейской армии (дом с антеннами на крыше)?

Арки улицы Куйбышева

Арки улицы Куйбышева

К слову, даже когда Инга выходит на фотоохоту, она не изменяет своему привычному женственному образу — платья ниже колена или до пят не мешают девушке залезать на крыши, ложиться на газоны или асфальт и носить рюкзак с 5 килограммами фотооборудования.

— На крышу костела тоже забиралась в платье, в удобной обуви, конечно, но в платье. Я вообще не поклонница джинсов. Надеваю их 3–4 раза в год на шашлыки. Для меня джинсы — одежда рабочих, я не воспринимаю их как часть себя. А платья тоже разные бывают. Я же не в вечернем лезу на крышу. Не приемлю и модное сейчас сочетание платьев и кроссовок. Считаю, что года через три все будут с ужасом рассматривать свои фотографии в этих луках, как многие сейчас рассматривают свои снимки, сделанные в 90-е, — рассуждает Инга Пеннер.

Погодные условия также не меняют вкусовых предпочтений фотографа.

— У меня такая особенность: когда снимаю, не чувствую ни усталости, ни холода, ни жары, ни температуры, если болею. Могу прыгать, бегать, чтобы какой-то нужный ракурс поймать, и при этом совершенно не замечать какого-то физического дискомфорта. Потом, когда всё закончится, у меня могут, что называется, руки-ноги отняться, но в моменте я не чувствую ничего, кроме того, что фотографирую. У актеров есть такое выражение: «Сцена лечит». Вот меня фотография лечит от всего: от плохого настроения, от скуки, дурных мыслей. В этом смысле фотография — универсальное лекарство. Прошлой зимой на Волге были совершенно потрясающие торосы. И я в районе речного вокзала ползала среди льдин, снимала виды на закате. В этот день был мороз -25 градусов. Даже фотоаппарат отключился. Но несколько снимков мне всё-таки удалось сделать. И один из них мне даже очень нравится. Ну а остальные скорее для коллекции. И вот тогда да, я ползала по льду в шубе. Люди из машин наблюдали. Слава Богу, потом добрые самарцы отогревали меня чаем, — вспоминает о своих приключениях Инга.

Волга — неиссякаемый источник вдохновения для тех, кто живет на ее берегах

Волга — неиссякаемый источник вдохновения для тех, кто живет на ее берегах

«В Самаре нет места, куда бы я не попала»

Не занимать упорства девушке и в поиске мест, которые зацепили ее на снимках других фотографов.

— Год назад, летом, у меня была фотосессия с актером театра «СамАрт» Алексеем Меженным. Он обладает очень фактурной внешностью между Раскольниковым и Феликсом Дзержинским. У одного из самарских фотографов я увидела на снимке очень красивую лестницу, написала, чтобы узнать, где она находится. Мне не ответили. Ну это нормально, я не в обиде. Мало кто отвечает на такие вопросы в принципе. Но подумала: «Я не я буду, если не найду эту лестницу». По серии снимков этого фотографа понимала, что они сделаны на улице Фрунзе. Освободила один из своих выходных дней и просто пошла искать эту лестницу. Заходила в каждый дом от перекрестка с Некрасовской до Ленинградской по обеим сторонам улицы. Была жуткая жара, и я уже почти отчаялась. Решила: зайду еще вот в один дом, Фрунзе, 101, хотя знаю, что этой лестницы там точно нет, потому что когда-то искала съемную квартиру и заходила туда. Там красивая парадная, и решила хотя бы ее посмотреть, раз уж поиски не удались. Захожу и вдруг вижу, что там, где должна быть глухая стена у лестничного пролета, — окна. Все стекла у них в разводах, не мыли, наверное, со дня основания особняка. Начинаю искать какие-то ракурсы, чтобы поймать отражения в этих грязных стеклах и красиво сфотографировать парадную. Приглядываюсь: что же за этими стеклами? И вдруг вижу ту самую крутую старинную атмосферную лестницу, что искала. Я была совершенно сумасшедшая от счастья тогда, прямо подпрыгнула. Дом тогда как раз красили к мундиалю, и эта черная лестница была открыта. Я зашла туда, походила, поняла, что это невероятнейшая удача. И вот родилась мысль фотографировать Меженного там, — объясняет Инга.

Актер очень гармонично вписался в предложенный Ингой антураж

Актер очень гармонично вписался в предложенный Ингой антураж

Но когда фотограф и ее герой пришли туда на фотосессию, вход был уже закрыт. Всеми правдами и неправдами через ЖЭК Инга достала ключи от заветной лестницы. Но они не подошли...

— Пришлось вступать в контакт с местными жителями, уговаривать их впустить в квартиру, потому что выход на эту лестницу есть через каждую коммуналку в этом доме. Люди не сразу поняли, зачем нам это нужно. Неужели там есть что-то красивое? Но нас все-таки пустили. На мой взгляд, снимки получились одними из самых удачных с точки зрения мужских портретов. Так что мучились мы не зря. Поэтому я думаю, если тебе что-то действительно нужно, то обязательно найдешь контакты, уговоришь людей. Вопрос только в твоем желании. Нет места в Самаре, куда бы я не попала, — уверена Пеннер.

Это уже другая, но не менее колоритная лестница из коллекции фото Инги

Это уже другая, но не менее колоритная лестница из коллекции фото Инги

«Исторический центр достоин не только того, чтобы покрасить его к ЧМ»

Кружева Курлиной

Кружева Курлиной

В планах фотографа снять все интересные здания в исторической части города. Причем не только снаружи, но и изнутри:

— Мечтаю перейти на какой-то новый уровень. Снимать в квартирах, где сохранились артефакты в виде, например, лепнины. Пока же я хочу через 2–3 года сказать, что в старой Самаре я зашла в каждый дом, который заслуживает какого-то внимания, посмотрела, что там внутри, и знаю вдоль и поперек не только дворы, но и дома. Иногда там скрываются такие сокровища! Можно десятки лет проходить мимо и не подозревать, насколько там прекрасно. И не надо ехать куда-то далеко, чтобы увидеть совершенно потрясающие вещи. К сожалению, у нас это всё не развито, никому не показывается и, по большому счету, никому, кроме узкого круга блогеров, не интересно. А на самом деле можно было бы всё это развить, показывать людям, и, может быть, тогда бы патриотов нашего города было бы побольше, а людей, которые считают, что весь центр надо снести, — поменьше. То, что сейчас строят, — для меня вообще не архитектура, а ужас и преступление против города. Достаточно сесть на теплоход и прокатиться прекрасным летним деньком по Волге, чтобы посмотреть с воды, как изуродована Самара этими коробками из стекла и бетона. Безусловно, в современной архитектуре есть прекрасные образцы. Но только Самара этих образцов лишена. У нас всё по принципу «быстрее бы деньги собрать с людей», а уж как они будут жить в этих коробках без парковок и детских площадок — никого не волнует. Градостроительные стандарты, по которым на спускающихся к Волге террасах впереди стоящее здание не должно перекрывать те, что расположены позади, а высота домов должна быть не больше, чем ширина улиц, к сожалению, нарушаются. Для меня весь центр Самары прекрасен, он достоин намного большего, чем просто быть покрашенным к ЧМ. И это большая ошибка, что по-прежнему им никто не занимается.

Самарские крыши ничуть не хуже, а, может, даже и лучше питерских. Не так ли?

Самарские крыши ничуть не хуже, а, может, даже и лучше питерских. Не так ли?

Но инициативная ведущая и журналист не была бы собой, если бы оставила всё это лишь на уровне рассуждений и очередных возмущений в интернете. Привлечь внимание молодежи к проблеме сохранности исторического наследия Инга Пеннер планирует с помощью интерактивного проекта.

— Первое время я очень сильно сопротивлялась разговорам друзей о выставке моих фотографий. Но сейчас пришло осознание: она должна быть такой, чтобы дать толчок для творчества самим зрителям, прежде всего подросткам. Так появилась задумка интерактивного проекта «Самара в телефоне». Суть в том, что фотоаппараты есть не у всех. А вот телефоны со встроенными камерами сейчас точно у каждого. Часто подросток использует смартфон только как средство коммуникации. Хотелось бы, чтобы новое поколение не просто общалось в соцсетях и мессенджерах и делало бесконечные селфи, но и пыталось снять Самару как-то необычно и круто. Это развивает эстетический вкус и прививает любовь к городу. В какой-то степени подростки станут краеведами, начнут понимать, что в Самаре существует масса крутых мест. Здорово, если они захотят запостить в свой инстаграм такое фото в известном месте, которое до них не делал еще никто. Вот на это хотелось бы вдохновить. Кто знает, возможно, скоро 10-летний мальчик сделает такой снимок, который прославит всю Самару?

В лучах закатного солнца

В лучах закатного солнца

«Открытая дверь»

«Открытая дверь»

Колокольня Иверского монастыря

Колокольня Иверского монастыря

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
22 авг 2019 в 17:13

Казалось бы, все знакомо до мелочей, НО КАК КРАСИВО ! БРАВО фотографу...

22 авг 2019 в 20:12

Самара мусором своим и быдлотой жителей изуродована! Конечно фотки в центре города, где постоянно убирают около адм. города хороши, но сфоткайте пожалуйста ул.Победу, Олимпийскую, Алма-Атинскую и весь тот район. Просто кошмар от дорог, тротуаров и мусора

Нострадам
22 авг 2019 в 18:22

Давайте больше фоток самой Инги