29 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -2°С

Ирина Скупова, уполномоченный по правам человека в Самарской области: «Порой вскрываются удивительные факты в нашей медицине, когда врач пишет на медкарте пациентки: "Больная скандальная, лично я ее не переношу"».

Поделиться

Поделиться

На наше здравоохранение, медиков и больницы не жалуется разве что ленивый. У каждого, что называется, «накипело». Хамство в регистратуре, отказ в госпитализации, неправильный диагноз – это только те темы, которые регулярно обсуждают пациенты, коротая время в бесконечных очередях в поликлиниках. Какие-то из этих жалоб так и остаются в стенах лечебных учреждений, а какие-то облекаются в письменную форму и попадают к уполномоченному по правам человека в Самарской области Ирине Скуповой.

– Ирина Анатольевна, насколько часто жители области жалуются вам на нарушение их прав на охрану здоровья?

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

–  В 2012 году в адрес уполномоченного по правам человека в Самарской области поступило 111 обращений, касающихся проблем реализации прав на охрану здоровья и медицинскую помощь. Это всего 3,3% от общего числа обращений. Возможно, жалоб на медицину немного, потому что сами пациенты считают, что доказать ничего невозможно. Но судя по результатам разбора обращений, это не так. Оказывается, добиться справедливости можно.

– На что чаще всего жалуются?

– Одна из распространенных причин – очереди в поликлиниках. Хотя за последние годы ситуация начала меняться в лучшую сторону. Во-первых, за счет организации самого процесса в лечебных учреждениях, во-вторых, за счет записи через электронную регистратуру. Это не идеальный вариант, ведь для пожилых людей освоить компьютер и Интернет очень непросто. Да и как не придумывай логистику, все равно все упирается в наличие узких специалистов, а то получается, что ухо болит сейчас, а попасть на прием к отоларингологу можно только через неделю... Есть и прецеденты: как недавно на коллегии минздрава озвучил директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования Виктор Мокшин, когда запись на анализы производилась с отсрочкой на 14 дней. Но в целом по сравнению с тем, что было еще три–четыре года назад, подвижки к лучшему во многих поликлиниках есть.

– Наверное, не все проблемы решаются быстро?

– Не бывает простых решений сложных проблем. Скажем, оптимизация сети ЛПУ была вызвана необходимостью сосредоточить ресурсные возможности с целью оказания квалифицированной медицинской помощи населению. Вот например реструктуризация системы оказания медицинской помощи. Но другая сторона этой медали – слияние поликлиник, что доставляло реальное неудобство пациентам. Если раньше все врачи принимали в одном здании, то после «оптимизации» получилось так, что терапевт мог находиться в одном здании, а узкие специалисты или рентген – в другом. Это позволяет насытить ЛПУ хорошим оборудованием с эффективным расходованием бюджетных средств, но, по сути, для людей создает неудобство. В принципе, любые изменения в привычном укладе воспринимаются критически. Но каждая ситуация индивидуальна. Например, когда в 2011 году закрывали детское хирургическое отделение в больнице им. Н. И. Пирогова, родители маленьких пациентов и часть врачей очень возмущались. Но одновременно с закрытием отделения в «пироговке» открылось специализированное оснащенное высокотехнологичным медицинским оборудованием отделение в больнице им. М. И. Калинина. В 2012 году мы провели мониторинг, опросили родителей маленьких пациентов, и они сказали, что в больнице им. М. И. Калинина их все устраивает, включая доступность и качество медпомощи.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

– Жаль, что не все примеры реструктуризации системы здравоохранения можно назвать положительными...

– Увы. Замена поликлиник на фельдшерско-акушерские пункты (сокращенно ФАПы. – Прим. doctor63.ru) и офисы врачей общей практики в какой-то момент стали реальным решением проблемы обеспечения сельских жителей медицинской помощью. Но у пожилых людей в селах очень высока потребность в том, что раньше называлось социальными койками. Офисы врачей общей практики (сокращенно ОВОПы. – Прим. doctor63.ru) лечат только амбулаторно, там нет стационаров. Если человека нужно госпитализировать, то приходится везти его в центральную районную больницу. И вот вроде при всех ОВОПах есть специальные машины для доставки больных, но нередко сельчанам приходится добираться до ЦРБ самим.

– К вам обращались с подобными жалобами?

– Конечно. Так, например, в поселке Южный Большеглушицкого района в рамках реорганизации ликвидировали стационар. Причины ликвидации стационара, согласно управленческой логике очевидны, – в демографической ситуации на территории района произошли значительные перемены. Прикрепленное население значительно сократилось и составляет 1505 взрослых и 189 детей, из них зарегистрированы, но не проживают по месту жительства 603 человека. Заслуженные люди, пенсионеры, которые всю свою сознательную жизнь честно трудились, строили этот совхоз и больницу, остались без стационара. Вместо него открыли офис врачей общей практики со стационаром дневного пребывания. Но люди-то – пожилые, сердечники, они боятся оставаться на ночь одни. Нужно, чтобы рядом была медсестра, которая быстро сделает укол. Получается, что они построили весь район, построили больницу, а теперь они никому не нужны. Мы нашли компромисс с минздравом по этому вопросу – с 2013 года в Большеглушицкой ЦРБ добавились койки сестринского ухода, закрепленные конкретно за жителями Южного. Кроме того, министерство планирует вернуться к вопросу оказания стационарной медицинской помощи проживающим в поселке гражданам в 2013 году после передачи районной больницы в собственность Самарской области.

– Сколько жалоб на лекарственное обеспечение поступило к вам в этом году?

– За восемь месяцев 2013 года таких жалоб было 11. Для сравнения: за весь 2012 год по лекарственному обеспечению было четыре жалобы.

– За год так выросло количество жалоб?

– Да. Люди читают Конституцию и справедливо говорят: «У нас есть право на охрану здоровья». Но у нас есть еще и федеральный Закон «Об основах охраны здоровья граждан РФ», и в нем отсутствуют положения, которые закрепляют права граждан на бесплатное обеспечение лекарствами. Статья 80 этого закона регулирует определенные условия, при которых гражданам лекарства предоставляются бесплатно. Не всем. И людям трудно осознать этот парадокс. То есть мы все налогоплательщики, делаем отчисления в том числе и на систему здравоохранения, но бесплатные лекарства получают только определенные категории (пациенты в условиях стационара, инвалиды, граждане, страдающие тяжелыми заболеваниями, – онкологией, туберкулезом, бронхиальной астмой, тем, кому сделана операция по трансплантации органов). На всех не хватает.

– С чем это связано?

– Основными сложностями в реализации льготного лекарственного обеспечения по-прежнему являются: недостаточное финансирование, проблемы, связанные с особенностями закупки лекарственных препаратов для государственных нужд, и недопоставка или несвоевременная поставка лекарственных средств поставщиками по заключенным контрактам. Сейчас на одного льготника установлен норматив в размере 604 рублей для обеспечения жизненно важными и дорогостоящими лекарственными средствами. Вот недавно заявительница жаловалась, что не получает все, что ей необходимо. Стали разбираться. Оказалось, что за первую половину 2013 года ее обеспечили 30 упаковками лекарств на сумму 17 тысяч рублей. Конечно, это в разы больше положенного норматива, но ей-то эти лекарства жизненно необходимы круглый год, а не время от времени. После жалобы этой женщине, конечно, выдали лекарства, как и другим нашим заявителям.

– Получается, нужно ходить и жаловаться?

– Жаловаться, требовать, писать заявления.

– А в чем проблема, не хватает денег на закупку лекарств?

– Чаще всего это объясняется недостаточностью финансирования. Это так. Есть больные с редкими орфанными заболеваниями, лекарства для которых стоят миллионы рублей. Но есть и такой факт: в 2012 году из федерального бюджета было выделено 955 с лишним миллионов рублей на закупку лекарств для жителей Самарской области, а освоено только 906 миллионов. При этом, выдано лекарственных препаратов на сумму 780 миллионов. Значит, разница почти в 200 миллионов! Из регионального бюджета выделено 835 миллионов, а выдано препаратов на 720 миллионов. Вот эта картина трудно объяснима. Конечно, ситуация может быть обусловлена объективными причинами: люди не приходили своевременно ко врачам или, получив рецепт, махали рукой и не ехали за уже выписанными лекарствами в аптеку. Но тем не менее резервы, как мы видим, есть.

Недавно к нам обратилась относительно молодая женщина 48 лет. Ее не признают инвалидом, а значит, бесплатные лекарства по федеральном перечню ей не положены. Парадокс: по медицинским показаниям это лекарство ей нужно как жизненно необходимое, но, если она не инвалид, ей его бесплатно не дадут. Или дадут, но только в стационаре. Но ведь никто не будет держать человека на больничной койке круглый год (а прием препаратов должен быть постоянным), да и человеку нужно работать.

– Никаких других вариантов бесплатного получения лекарств у нее не было?

– Инвалидность – это условие мер социальной поддержки, а лекарственные препараты нужны для поддержания здоровья. Зачем государству признавать человека инвалидом, если при определенных состояниях он может и хочет работать? Зачем непременно класть в стационар, если ему нужны только таблетки, и получая их амбулаторно, он может поддерживать нормальный образ жизни? Выходом здесь видится утверждение на федеральном уровне стандартов обязательной выписки лекарств, если человек в них нуждается по медицинским показаниям. Вот с этими предложениями мы обращаемся в Минздрав. Нам с помощью Минздрава удается помогать нашим заявителям. Но вот когда человек бьется один на один, он упирается в формальные основания: не инвалид – не положено.

– Часто ли к вам обращаются с жалобами на хамство?

– Не очень, ведь грубое слово, что называется, «к делу не пришьешь». Пациент утверждает одно, врач в объяснении – другое. Не поставишь же во всех кабинетах видеокамеры – это же не автомобили на дорогах фиксировать! Доказывать врачебные ошибки крайне сложно, всегда есть факторы индивидуальной непереносимости лекарственных препаратов и мгновенного и необратимого течения заболевания с летальным исходом. Но доказывать можно и нужно – без истерик про «все они друг друга прикрывают» и обращаясь к независимым экспертам. Кстати, по качеству медицинских услуг Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Самарской области сейчас очень объективно работает. Но бывают просто удивительные истории. В прошлом году к нам обратилась пациентка одной из сызранских больниц, лечащий врач сделал ей такую запись на амбулаторной карте: «Больная скандальная, лично я ее не переношу. Прошу сменить врача». Да, характер у нее непростой, конечно, но это не повод врачу так себя вести.

– Случай какой-то анекдотический. Но чаще в нашей медицине бывают печальные происшествия...

– Таких случаев, к сожалению, и правда больше. К нам обратилась жительница Самары. Она вызвала скорую для своей мамы и ждала экипаж 2,5 часа. За это время ее мать умерла. Когда скорая приехала, девушка-врач просто перешагнула через тело умершей, села на стул и стала весело переписываться с кем-то по телефону, заявив, что они доехали на вызов довольно быстро – за 10 минут. А через пять минут после приезда скорой появились ритуальщики. Врачи оставили родственников наедине с похоронными агентами и уехали. Нам с помощью Территориального фонда обязательного медицинского страхования удалось доказать факт позднего приезда медиков. Скорую оштрафовали на 1198 рублей. Сумма, конечно, смешная, да и она идет в казну, а не пациентам и их родственникам.

– Уголовное дело по данному факту на возбуждалось?

– Во-первых, женщина не сохранила данные ритуальщиков да и не захотела подавать заявление в полицию – мать этим не вернешь. Кроме того, уголовное дело можно возбудить только при наличии умысла. Злой умысел, когда есть все – врачи, бригады, транспорт, а они сидят чай пьют и не выезжают. А у нас до последнего времени в скорой были укомплектованы только 30 процентов бригад от потребностей. Совсем недавно по распоряжению губернатора области выделены дополнительные средства на автомобили и повышение зарплаты врачам, работающим на скорой.

По сути-то, в нашей медицине есть все: и врачи-трудоголики, которые днюют и ночуют на работе, и те, кто пашет на трех работах сразу, выматывается и, бывает, срывается на пациентов, и удивительные специалисты, и очерствевшие душой. Нельзя всех одним миром мазать. Тем более что первых все-таки больше. Вот хоть и ругаются на нашу медицину в Интернете, но ... Вспомните, как в прошлом году общество вступилось за детских кардиологов-хирургов: это был важный пеленг власти, что модернизация здравоохранения – это не только дорогостоящие томографы и ремонты в ЛПУ, а в первую очередь люди, работающие в этой сфере.

Фото: Фото из архива аппарата уполномоченного по правам человека в Самарской области

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...