Декрет и пенсия едины

Поделиться

Все новости

Моя племянница ходит на работу каждый день, хотя вот уже три недели как в декретном отпуске. Это притом что ситуация в ее семье более чем стабильная: зарплата белая, муж неплохо зарабатывает, ипотеки и других крупных кредитов нет – то есть никакие финансовые трудности не вынуждают 26-летнюю беременную женщину вкалывать до самых родов, как то было принято у крестьянок двести лет назад. На мой вопрос, зачем она это делает, племянница сначала отшучивалась, а потом все-таки призналась: «Знаешь, я просто боюсь, что на работе меня забудут». С этого момента разговор у нас потек совсем в ином русле.

Лучше быть нужным, чем свободным

Рождение ребенка, безусловно, меняет жизнь женщины. В том числе и профессиональную ее сторону: на два года минимум новоиспеченная мама выпадает из жизни коллектива, из рабочего процесса, бывает, что ее знания и умения устаревают к тому времени, когда она снова выходит работать. Поэтому многие женщины и боятся покидать профессиональное поприще: до последнего ходят на работу в декретном отпуске, да и после родов стремятся как можно быстрее вернуться в коллектив. Синдром Золушки – так психологи называют это состояние, когда человек чувствует себя человеком, только принося пользу другому человеку (в нашем случае – работодателю), от воли которого зависит вознаграждение (или наказание). Если перевести это на сказочный язык, то Золушка сошла бы с ума или утопилась в пруду, если бы мачеха и ее дочери перестали бы давать бедняжке новые и новые задания.

«Суть этого синдрома в том, что человек эмоционально зависим от выполнения поручений, от возложенной на него ответственности за те или иные действия, – считает психолог Наталья Дрозд. – От синдрома Флоренс Натингейл или от душевного порыва волонтера «золушек» отличает ожидание поощрения соразмерно их трудам». К сожалению, поощрение редко бывает сопоставимо с затраченными силами, а иногда и вовсе отсутствует, но «золушки» не теряют надежды. Совсем как в сказке, когда страдания героини были искуплены замужеством с принцем. «Такие люди не бывают карьеристами, потому что у них нет четкого целеполагания, нет прагматической оценки затраченными усилиями и полученными результатами, – говорит Наталья Дрозд. – Они всегда работают себе в убыток».

И стар, и млад

Наиболее остро синдром Золушки дает о себе знать, когда человек выходит на пенсию. Страх оказаться ненужным, потерять ту «злую мачеху», которая постоянно находила падчерице занятие, заставляет пожилых людей продолжать работать – на прежнем или новом месте. Увы, но в последние 30 лет психологи и социологи отмечают рост числа людей с синдромом Золушки и среди молодых женщин.

«В советское время с выходом в декрет было очень строго, и случаев, когда женщина на девятом месяце беременности ходила на работу, были единицы, и, как правило, все они были чем-то обусловлены, – рассуждает юрист Павел Грушев. – Сегодня материальное положение многих семей таково, что вынуждает беременных женщин работать до последнего, да и зачастую работодатели закрывают глаза на исполнение Трудового кодекса относительно будущих мам».

Эта ситуация как нельзя лучше провоцирует обострение указанного синдрома. «Пока ребенок не родился и не наградил маму новым длиннющим списком обязанностей, беременные женщины попросту боятся остаться дома, – поясняет ситуацию психолог кризисного центра Юлия Кутепова. – Учитывая их физическое состояние, многие домашние дела, например мытье окон и полов, глажка белья и даже мытье посуды, становятся непосильными. И женщина стремится задержаться в рабочем коллективе, чтобы чувствовать себя нужной».

Ослик, бегущий за морковкой

Теперь настало время поговорить о нужности – мнимой и реальной. Работник, на которого можно взвалить обязанности целого отдела и тем самым сэкономить зарплатный фонд, безусловно, нравится начальству. Нравится он и коллегам, которые всегда могут спихнуть на него часть своей работы. Поэтому уход такой ломовой лошади в декрет или на пенсию, конечно, усложнит жизнь любителям халявы. Но это ли настоящая нужность?

«Как правило, «золушки» гипертрофированно воспринимают свою профессиональную значимость: если не я, то и никто, – говорит Наталья Дрозд. – И то, что начальство нагружает их все новыми обязанностями, воспринимают как показатель собственной значимости, мол, если поручили мне, значит, я – ценный работник». Именно эта мысль не позволяет многим мамам-золушкам задерживаться в декрете. Они выходят на работу через несколько месяцев после родов с мыслью, что без них «крокодил не ловится и не растет кокос». И это они потом, выйдя на пенсию, горбатятся в огородах, подрывая здоровье, потому что они считают, что их можно любить только за что-то – за написанный для директора доклад или за банку соленых огурцов.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8-960-832-15-74