16 июля вторник
СЕЙЧАС +26°С
  • 12 июля 2019

    63.RU обновил приложение для iPhone

    Новое приложение 63.RU для фанатов «яблока» теперь получило красивый и современный дизайн, а в тексте новостей появилось больше интерактивных вставок. В ближайшее время мы обновим и приложение для Android.

    Подробнее
    5 июля 2019

    Новая опция на 63.RU

    Теперь можно скрыть комментатора и поделиться комментариями в соцсетях

    3 июля 2019

    Мы вывели раздел «Мнения» на видное место

    Авторские колонки на нашем сайте теперь видно на любой странице справа.  А нажав на кликабельное слово «Мнения», вы попадете в сам раздел. Вы тоже хотите поделиться своим мнением? Тогда пишите нам на почту news63@iportal.ru.

    Еще

«Казалось, что горел даже воздух»: откровения пожарных, которые первыми тушили самарское ГУВД

Виктор Жуков и Павел Сапожников дали интервью спустя 20 лет молчания

Поделиться

Адское пламя за считаные секунды охватило все пять этажей

Фото: ПСС СО

10 февраля 1999 года — чёрный день в календаре для многих жителей Самарской области. Ровно 20 лет назад на пересечении улиц Куйбышева и Пионерской пламя охватило здание ГУВД. Огненный ад унес жизни 57 человек. Ещё более 200 сотрудников получили серьезные ожоги и травмы.

В память об этой скорбной дате мы поговорили с двумя участниками того по истине жуткого события. Виктор Жуков и Павел Сапожников, приехав на вызов с разницей в пару минут, по воле случая стали первыми пожарными, которых тогда увидели охваченные пламенем сотрудники ГУВД. Именно этих людей они умоляли о своем спасении, стоя в окнах. И именно эти люди в первые минуты трагедии сделали всё, чтобы жертв в тот день было как можно меньше.

«Мы до последнего думали, что это просто учения»

Виктора Жукова, который работал тогда помощником начальника караула учебной пожарной части и по факту первым бросился в пламя, произошедшее потрясло настолько, что на протяжении 20 лет он отказывался от всех интервью на эту тему. Но для 63.RU он согласился сделать исключение.

Виктор впервые публично рассказал о том, что увидел на месте трагедии 20 лет назад

Виктор впервые публично рассказал о том, что увидел на месте трагедии 20 лет назад

— Я всегда переводил стрелки на Сапожникова — начальника штаба, который приехал вслед за нами. Как-то старался не участвовать, не говорить об этом... — объясняет Жуков и замолкает. 

Затем после небольшой паузы продолжает:

— Но я ярко помню две точки времени: сообщение о возгорании поступило в 17:53, и в 17:56 мы уже прибыли к зданию главка. Обычно у нас в это время здесь проходили учения. Сотрудники ГУВД как раз работали до шести часов, и можно было отрабатывать эвакуацию людей, не мешая их основной деятельности. Поэтому и в тот день мы до последнего думали, что это просто учения. Но оказалось не так, — вспоминает события двадцатилетней давности Виктор Жуков.

Учебная пожарная часть на Хлебной площади находилась в трёх кварталах от места трагедии

Учебная пожарная часть на Хлебной площади находилась в трёх кварталах от места трагедии

В тот вечер состав учебной пожарной части, в котором числились водитель, сам Жуков, временно возглавлявший караул, и слушатели — молодые, необстрелянные на ЧП курсанты, оказался ближайшим к месту вызова. На одной автоцистерне и без противогазов они пронеслись по Куйбышева и, уже подъезжая к ГУВД, увидели ужасную картину:


— Сильный густой дым валил с третьего и четвертого этажей. Я, честно говоря, не ожидал такого зрелища увидеть. Да, мне кажется, никто не ожидал. Люди уже в окнах стояли. Кричали, чтобы мы спасли их, — рассказывает Виктор Жуков.

Что уж говорить, видео трагедии 20-летней давности и ее масштабы и по сей день поражают воображение.

Видео: Алексей Ногинский

«Из ГУВД выбежал милиционер в горящем бушлате»

Мгновенно оценив обстановку, помощник начальника караула объявил, что ранг пожара необходимо повысить до третьего номера, и потребовал отправить к зданию ГУВД две трети пожарных сил и средств Самары: несколько десятков пожарных машин.

Тем временем улицу Куйбышева уже застилал густой черный дым. Распространению пожара способствовала сама конструкция здания. Его построили еще в 30-е годы: два корпуса соединили пристройкой в виде буквы «Г». Первоначально здание было четырехэтажным, но в 1970-е годы надстроили ещё один. Попасть наверх можно было только по двум лестницам, идущим из фойе на первом этаже.

Так выглядело здание сразу после пожара

Так выглядело здание сразу после пожара

При этом здание главка было пустотное: кирпичное снаружи, но с деревянными перекрытиями, заполненными опилками и сухим тополиным пухом с пылью, внутри. На полу был паркет, покрытый несколькими слоями линолеума. А в коридорах, по воспоминаниям Жукова, и вовсе лежали ковры:


— Дым был нереальный... Я девять лет до этого выезжал на пожары, но такого ни разу не видел. Когда мы прибыли, из центрального подъезда ГУВД выбежал милиционер, на котором просто горел бушлат. Мы его повалили на снег прямо у входа. Затем я дал команду своим курсантам развернуть трёхколенную выдвижную лестницу — это всё, что у нас было, и эвакуировать по ней людей. Одновременно мы начали разворачивать рукава на второй этаж, но подняться туда сразу у нас не получилось... Я до сих пор не понимаю, почему. Я хотел проползти по полу, обычно это даже без противогаза можно было сделать, но не вышло. Казалось, что горит всё. Даже воздух. И пока мы не пролили лестницу и коридоры, продвинуться выше у нас не получилось.

«Дышать там было нечем, а я без противогаза работал»

Когда пламя всё же ушло, Виктор увидел, что прямо перед ним на площадке перед лестницей на втором этаже лежат погибшие женщина и мужчина. Они не добежали совсем чуть-чуть из разных коридоров...

Архивные кадры трагедии ужасают

Архивные кадры трагедии ужасают

Тем временем в холл на втором этаже ринулись люди. До этого милиционеры тоже пытались спастись самостоятельно, но адское пламя заставляло их раз за разом закрывать двери кабинетов обратно. 


— Мы двинулись на третий этаж. Но при подъеме по лестнице сложилась точно такая же обстановка, что и минуту назад на втором. Везде было пламя. Мы снова приступили к проливу конструкций. Затем в 18:00 услышали, что прибыла ближайшая к ГУВД третья пожарная часть с Ленинградской — Садовой с двумя цистернами и дежурная смена службы пожаротушения во главе как раз таки с начальником смены Павлом Сапожниковым. Он уже был с противогазом, и я передал ему ствол. Потому что работать без защиты там уже было просто невозможно. А сам отошел на второй этаж и начал тушить возгорание там.

«Встал выбор: выпрыгнуть из окна или сгореть заживо»

По словам Виктора Жукова, снаружи всё это время оставался помощник начальника командира отделения Габрильчак. Он при помощи курсанта установил трехколенную лестницу, которая достала только до второго этажа — потолки в здании были очень высокими. Дальше бойцы были вынуждены работать с помощью штурмовки — лестницы с крюком. Суммарно таким образом пожарный расчет спас из окон третьего этажа около 10 человек:

— Когда я изредка выбегал из здания, то видел, как падают люди с верхних этажей. Потому что задымление было уже очень сильным, дышать там было нечем. Я без противогаза работал, и я их прекрасно понимаю. Плюс температура начала поджимать. У них просто встал выбор: выпрыгнуть из окна или сгореть заживо, если не задохнешься. Мне тогда удалось лично спасти человек семь. Может, чуть больше. Считать как-то некогда было...

После пожара в здании рухнули крыша и все перекрытия

После пожара в здании рухнули крыша и все перекрытия

Несколько дней спасатели разгребали завалы, разыскивая тела погибших

Несколько дней спасатели разгребали завалы, разыскивая тела погибших

Наедине с пламенем Виктор Жуков был всего три минуты. Но после происшествия правильность его решений, наравне с остальными пожарными, оценивали в МВД РФ и генпрокуратуре. 

— Я и им тогда сказал, и вам скажу: мы в составе даже полного бойрасчета большего всё равно бы не сделали. У нас была одна трехколенная лестница, одна автоцистерна и одна штурмовка. Воды 2,5 тонны. При максимуме давления ее бы хватило в лучшем случае на 5 минут. И всё. Мы потом переключались на гидранты, потому что вода закончилась. Через 15 минут после начала пожара «Горводоканал» подал повышенное давление воды, но его не хватало: площадь пожара была слишком большая — только на 2-м этаже уже более 500 кв. метров. Потом пожарные рукава прокладывали напрямую с Волги, — вспоминает Виктор Жуков.

«Было бы кощунственно приехать и вообще ничего не делать»

Оборачиваясь на трагедию спустя 20 лет, Жуков признается, что жалеет о том, что их не вызвали на пожар раньше:

— Почему в ГУВД не дали сообщение вовремя? Просто даже если сравнивать эту трагедию с пожаром на военно-медицинском факультете мединститута, кстати, тоже на Пионерской, в 1996 году. Мы тогда успели даже парты со стульями и плакатами эвакуировать. А в ГУВД почему так поздно? Может, они хотели потушить сами возгорание, не вызывая пожарных? Мы же до этого за месяц-два уже выезжали на возгорание к ним. Также был бычок в урне. Задымления не было, просто датчики сработали. Сотрудники тогда сами нашли окурок и водой из графина его залили. Может, и в этот раз они просто надеялись справиться сами.

«Наша «учебка» должна была быть подмогой. Но как было бы кощунственно приехать и вообще ничего не делать?»

«Наша «учебка» должна была быть подмогой. Но как было бы кощунственно приехать и вообще ничего не делать?»

После пожара Виктор Жуков попал в больницу Калинина из-за того, что работал без противогаза. Но его физическое состояние восстановилось намного быстрее, чем душевное:


— Столько жертв... И такое горение... В целом наша «учебка» должна была выступать как подмога при пожаре. Но тут видите, как получилось, что мы прибыли первые. Получилось, что и участвовали в пожаре первыми. Но представляете, как было бы кощунственно приехать и вообще ничего не делать?

«Снимать людей из окон мешали троллейбусные провода под напряжением»

Павел Сапожников, работавший тогда начальником смены службы пожаротушения ЦУЗ УГПС ГУВД администрации Самарской области, прибыл на место пожара на три минуты позже Виктора Жукова. Именно он приказал направить к зданию ГУВД все мехлестницы и скорые города.

«Офицеры МВД от безысходности выпрыгивали из окон»

«Офицеры МВД от безысходности выпрыгивали из окон»

— Мы приехали третьими. Увидели, что происходит. Я в тот момент уже ни о чем не думал. Да и некогда было думать, надо было людей спасать. Со стороны двора офицеры МВД от безысходности выпрыгивали из окон, спускались по связанным шторам, телефонным проводам. Срывались, разбивались... На это было очень тяжело смотреть. Поэтому я сразу же распорядился эвакуировать людей и только потом уже выносить документацию и оружие. Пожарные снимали людей с третьего этажа с помощью штурмовки и мехлестниц. Их очень профессионально тогда поставили, хотя мешали троллейбусные провода под напряжением, — вспоминает Павел Сапожников.


«Мы отдавали пострадавшим свои кислородные аппараты»

Буквально минуту спустя по Самарской области объявили вызов сил и средств по самому высокому — 4-му — рангу. Павел Сапожников работал в основном на третьем и четвертом этажах в здании ГУВД. По его словам, самое большое количество жертв пришлось на тех, кто закрылся от огня в кабинетах:

«Офицеры срывались со штор, разбивались... На это было очень тяжело смотреть»

«Офицеры срывались со штор, разбивались... На это было очень тяжело смотреть»

— Те, кто выпрыгивал из окон, в основном спаслись. Да, были переломы, тяжелые травмы. А те, что остались в кабинетах, попали в западню. Это же был спецобъект, на окнах были решетки. И когда дым попал уже на верхние этажи, спастись от него было невозможно. Несмотря на то, что мы работали слаженно и уверенно, всё равно многие погибли... Не огонь был страшен, а дым! Мы, вынося людей, отдавали им свои кислородные аппараты. 


Точное количество людей, которых он спас в тот вечер, Павел Сапожников назвать уже не может:

— Просто берешь и выносишь, выводишь. Счет не ведешь. Зато помню одну женщину — секретаря начальника финотдела ГУВД Валентину Корчак. Она спасла весь свой отдел. Собрала своих сотрудников в кучу и вывела с третьего этажа, хоть и пострадала. Она заставляла их идти сквозь дым. Вот у кого героизм! Не каждому человеку дано в такой ситуации сохранить самообладание.

«Вызови они нас хотя бы на 20 минут пораньше... Мы бы их всех спасли»

Но, к сожалению, не все сотрудники ГУВД сумели сохранить хладнокровие... Страшный пожар за один вечер унес жизни 57 человек. 

После того, как всех погибших извлекли из-под завалов, здание ГУВД снесли

После того, как всех погибших извлекли из-под завалов, здание ГУВД снесли

Прощались с ними на площади перед Дворцом спорта. Газеты потом напишут, что проводить сотрудников ГУВД в последний путь пришли около 150 тысяч самарцев: родные, близкие, сослуживцы. Среди присутствующих был и Павел Сапожников.

Сейчас на месте пепелища возвели церковь

Сейчас на месте пепелища возвели церковь

Родственники погибших каждый год приходят на место трагедии, чтобы почтить их память

Родственники погибших каждый год приходят на место трагедии, чтобы почтить их память

 — Мы тоже подъезжали, давали сирену, провожая в последний путь. Не скажу вам, сколько людей в тот день было, но очень много. Вся Молодогвардейская утопала в цветах. И каждый год до сих пор некоторые приходят почтить память погибших на Куйбышева, 42. Я в этом году тоже планирую прийти.

«Столько человеческих жертв — это тяжело. Даже пожарному»

«Столько человеческих жертв — это тяжело. Даже пожарному»

Спустя двадцать лет Павел Сапожников, так же, как и Виктор Жуков, жалеет о том, что о возгорании в ГУВД сотрудники не сообщили раньше. Хотя бы на 20 минут.


— Столько человеческих жертв — это тяжело. Даже пожарному. Все говорят, что со временем к человеческим жертвам можно привыкнуть. Нет. К этому привыкнуть нельзя. Да я и не хочу привыкать. Вы правильно спросили про то, не слишком ли поздно было дано сообщение о пожаре. Вызови они нас хотя бы на 20 минут пораньше. Мы бы их всех спасли... Всех спасли...

Хотите предложить новость? Свяжитесь с редакцией по телефону: 8 (960) 8-321-574, с помощью почты Написать письмо или через наши аккаунты в соцсетях: Twitter, Facebook, «ВКонтакте», «Одноклассники». Следить за новостями удобно в нашем Telegram-канале.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
человек
10 фев 2019 в 10:04

Вечная память

Сергей
10 фев 2019 в 17:52

Дело АвтоВАЗ. Сергей Никифоров, съездил в Москву, изъял, с силовой поддержкой, документы. Привез в Самару, приобщил. и!!! 57 сотрудников нет, здания нет, документов нет и его самого нет. Спас он несколько человек, сам погиб. Очень жаль друга. Его нашли в завале позже. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ погибшим

Сергей
10 фев 2019 в 21:24

Монумент беспредела ельцинско-путинской росиянии. Кому служите?