28 октября четверг
СЕЙЧАС +5°С

«Господи, что я тут делаю?»: многодетная семья год прожила в море, проплыв на яхте больше ста городов Европы

Мать троих детей рассказала, как изменила свою жизнь

Поделиться

Во время путешествия семья научилась решать все конфликты

Во время путешествия семья научилась решать все конфликты

Поделиться

Семейная пара Анна и Сергей Дмитриевы вместе с тремя детьми год прожили в море на огромном катамаране. Проплыли 11 стран и больше ста городов. Отправиться в это путешествие всех подбил Сергей. Он родом из Мурманска и с детства выходил в море, к яхтингу его привлек старший брат. Его супруга Анна — из Ярославля, до путешествия боялась воды и не представляла, каково это — жить не на суше. Теперь, спустя год, она готова повторить эту авантюру.

Супруги рассказали 76.RU не только о путешествии, но и о том, как это повлияло на семейную жизнь. Как можно научиться решать конфликты, когда вы все вместе находитесь в замкнутом пространстве на борту.

До недавнего времени семья жила в Норвегии. Идея перебраться на яхту родилась, когда весь мир сел на самоизоляцию из-за ковида. Детей Анны и Сергея перевели на онлайн-обучение, Сергей по работе тоже сел на удаленку. И получилось так, что вся семья круглыми сутками находилась дома. И Сергей подумал: зачем сидеть дома, если можно быть где угодно? Поскольку во время карантина границы были закрыты, о перелетах речи никакой не шло. Но навигация была открыта. Так почему бы не путешествовать на яхте? 8 августа 2020 года Сергей и Анна взяли в аренду большой катамаран и отправились в путь, домой вернулись 27 июля 2021 года. Обо всех своих приключениях Анна рассказывала на своей страничке в Instagram.

В каждой стране Анна и Сергей встречали замечательных людей

В каждой стране Анна и Сергей встречали замечательных людей

Поделиться

— Анна, вы сразу мужа поддержали?

Анна: Нет, я сначала подумала, что это шутка. Когда поняла, что Сергей абсолютно серьезен, говорила ему: «Да ты что?». Я же не морская абсолютно, да еще меня бабушка в детстве напугала, что в воде живет черт. Но я увидела у него такое желание, такой азарт, что решила, что надо поддержать любимого человека, и согласилась. Я специально брала несколько сеансов с психологом, чтобы избавиться от страха воды. Был еще момент, когда мы в очередной раз поехали смотреть яхту и поругались. Сережа мне говорит: «Нет, так я ехать не хочу». И я поняла, что ради меня он готов даже от мечты своей отказаться. Поэтому я взяла себя в руки и перестала сомневаться в этой идее.

Сергей: Я стал искать информацию про семьи, которые живут на воде. Оказалось, что таких уже десять тысяч. Показывал Ане, что это безопасно, что до нас уже сто раз это все попробовали. Нашел три книги, которые написали семьи, прожившие на воде 10 лет и больше. У них там и дети рождались, и прожили там до 18 лет. Они все поступили в университет, и у всех у них кругозор был на порядок выше, чем у сверстников. И Аня постепенно меняла свое мнение.

— Правда, что вы продали дом, чтобы отправиться в путешествие?

Анна: Нет, это не так. Дом мы собирались продавать уже давно, так как хотели переезжать в Штаты. Но начался ковид, и поездка отложилась. Но дом всё равно готовили к продаже. Когда уплыли в путешествие, оставили доверенность на нашего друга в Осло и документы на продажу подписали уже будучи в море.

— Как вы готовились к путешествию? Что брали с собой на борт? Как решали вопрос с медпомощью?

Сергей: У нас была обычная медицинская страховка, которая действует на территории всей Европы. Но она нам не понадобилась. Мы даже не болели ни разу. Брали много сухой еды: рис, макароны, консервы. Не из-за того, что потом не купить. Везде же есть марины, мы в них останавливались. Просто в Осло мы были с машиной, и, чтобы не таскать всё на себе, сразу закупились капитально. Были два бака с пресной водой (это около тонны). Еще на борту был опреснитель, то есть соленую воду можно было переделать в пресную. Но мы им даже ни разу не пользовались. А вообще с таким запасом мы могли спокойно в море, не причаливая к берегу, прожить месяц.

У Сергея и Анны трое сыновей: шесть, восемь и десять лет.

— Как дети восприняли эту идею? Не скучали по школьным друзьям? Не жаловались на усталость?

Сергей: Восприняли хорошо. Мы успели до того возраста, когда детям сверстники важнее, чем родители. Сейчас им хорошо там, где родители. Мы не хотели заставлять, хотели, чтобы было в кайф. Первые полгода они вообще не жаловались. Потом подустали. Говорили: «Ой, опять эти замки смотреть». Мы ведь всё время на экскурсии ходили, когда где-то останавливались. Прошли 11 стран и больше ста городов.

— Были сложности из-за пандемии?

Сергей: Нет, мы просто везде соблюдали все меры. Во Франции к нам подплыла полиция и сказала, что у них навигация запрещена. Показали нам документы, а там один параграф, на основании чего запрещена, и три страницы с исключениями. И те, кто, как мы, живут в море, в эти исключения попадали. Так что нас отпустили.

За 11 месяцев семья Дмитриевых увидела больше ста городов

За 11 месяцев семья Дмитриевых увидела больше ста городов

Поделиться

Свой путь семья Дмитриевых начала в Норвегии, далее были Швеция, Дания, Германия, Нидерланды, Бельгия, Франция, Испания, Португалия. Из Португалии они хотели попасть в Марокко, но в Марокко их не пустили из-за ковидных ограничений. Тогда они развернулись и через Гибралтар поплыли в Италию. Из Норвегии до Италии с остановками добрались за 9 месяцев, обратно плыли чуть меньше трех.

— Что было самым страшным во время путешествия? За что больше всего переживали?

Анна: Меня очень пугало, что будет с детьми, я боялась, что они могут за борт упасть. Этот страх был со мной на протяжении всех 11 месяцев. Когда мы шли по абсолютно гладкому морю, все выходили на улицу, бегали по палубе. Когда была плохая погода и штормило, мы все, кроме Сергея, внутри сидели. Когда были особенно тяжелые переходы и нас всех тошнило, то мы просто ложились на диван и слушали аудиорассказы.

— Попадали в серьезные штормы?

Анна: Да, пару раз. И мне было тяжелее всего, потому что мне было страшно, а у детей, например, вообще чувство страха отсутствует. Один раз волны были такие, что наш катамаран поднимался на этой огромной волне, а потом плюхался вниз, и вода лилась на палубу и на лобовые стекла. Было ощущение, что нас великан обливает водой из ведра. Я тогда даже заплакала, ведь никогда в жизни такого не видела. Приходит Сергей, весь мокрый, ему в кайф, а я плачу: «Давай вернемся на берег!». Он говорит: «Не переживай, это 100% безопасно». Слава богу, всё обходилось и было без происшествий.

Сергей: Мы не случайно попадали в штормы, шли туда осознанно. Сейчас прогнозы такие, что мы знали всё с точностью до часа. И потом, наша яхта шла недалеко от берега, часа два-три — и ты уже в марине. Пару раз только плавали так, что до берега сутки нужно было добираться. Осознанно шли, потому что надоедало на одном и том же месте сидеть. Например, мы как-то остановились в деревушке во Франции, а там кроме кукурузных полей нет ничего. И вот там ждали погоды около недели. Просто скучно стало. Я говорю Ане: «Давай потерпим в море несколько часов, зато завтра утром уже в другом месте будем». И мы уплыли.

— Как у вас распределялись обязанности на яхте? Кто за что отвечал? Как день строился?

Сергей: В зависимости от погодных условий. Мы, например, думали, что у нас дети будут онлайн учиться, но в итоге они не учились. Потому что мы зависели от ветра: как дует ветер, нам надо сразу плыть. У нас была цель посмотреть побольше. Дети договариваются с учителями в такое-то время быть на связи по «Скайпу», а мы плывем, и у нас связи нет. Это и учителей раздражало, и детям мешало. Поэтому мы их с учебы сняли.

Анна: Мы занимались сами математикой, русским, английским и чтением. Даже репетиторов привлекали. А такие предметы, как география и история, они в жизни были. Дети постоянно задавали вопросы: «Почему ветер дует? Почему волны?». Мы всё это объясняли. Когда приезжали в города, ходили по всем знаковым местам. Они видели вживую руины Помпеи, например. Старались брать экскурсоводов. У мальчиков, я считаю, была настоящая школа жизни. Сергей, если что-то ломалось, всё сам чинил, они на это смотрели, средний сын с особым интересом. А старший проявил интерес к готовке. Он мог и приготовить сам: семгу сделать в духовке, салаты, яичницу, морковный торт, печенья. Мы научились конфликты разруливать, потому что тяжело 24 часа в сутки находиться всем вместе. Дети научились уважать чужое время, чужое пространство, они стали понимать, что кому-то нужно побыть одному. Так что, если сравнивать со школой, то они большему научились, будучи в путешествии.

— Тяжело было постоянно находиться вместе? Было желание всё бросить и вернуться на сушу?

Анна: Было, конечно. У меня за 11 месяцев было три кризиса, когда я думала: «Господи, что я тут делаю?». Все кризисы были в зимний период, когда было холодно, дождь, я в шерстяных носках, в пледе, с грелкой. Всё-таки яхтинг зимой — это очень на любителя. И последний такой кризис был в феврале. Ко мне Сережа подходит и говорит: «Хочешь, прямо завтра вернемся на берег, оставим лодку и полетим домой». Но мне казалось так глупо, столько перетерпеть и вот осталось еще совсем чуть-чуть, а дальше март — в Европе уже хорошая погода. Я отказалась. И ни разу не пожалела. Потому что, оказавшись в теплом климате, я поняла, какой это кайф: ты в купальнике, на палубе, ныряешь прямо с яхты в море! Мы купались на глубине три-четыре километра. Я не могла налюбоваться на природу, на рассветы, на закаты. Поэтому я всем советую: если у вас есть такая возможность, берите и делайте!

— Как выходили из кризисов?

Анна: Сережа ко мне подходил, успокаивал. Еще у нас была фишка: если дети, например, мешали, мы ставили яхту в марину, Сережа уходил в отель на два-три дня, а мы с детьми жили на яхте, ходили гуляли. Или, когда я уставала, Сережа меня отпускал в гостиницу. Я поздно просыпалась, долго завтракала. Иногда я одна уходила гулять, а иногда, наоборот, Сережа с детьми, а я оставалась на яхте, занималась йогой, делала свои женские штучки.

— Были хейтеры, которые писали вам гадости?

Анна: Некоторые думали, что мы уходим из социума. Но это не так. Мы познакомились с прекрасными людьми. Некоторые наши подписчики в разных странах уже ждали нас на берегу, предлагали встретиться, приглашали в гости, предлагали переночевать. Когда мы приплывали в Лиссабон, нам написала одна девушка. Она режиссер и предложила снять про нас фильм. Он получился классный, и она продала его «Редакции» Алексея Пивоварова. Фильм был длиной в час, а он его укоротил до получаса. И вырезал оттуда разные показательные моменты. Например, во время плавания снимали нашего младшего сына, а он сидит и говорит на камеру: «Меня сейчас вырвет», и у Пивоварова на этом фраза обрывается. А дальше он вскакивает и смеется: «Ха! Это же шутка!». И Пивоваров много таких моментов навырезал, после которых зрители подумали, что мы издеваемся над детьми, папа у нас эгоист, нас всех заставил, а я типичная жертва, пытающаяся его оправдать.

— Обидно было?

Анна: Да, сначала было обидно. Причем я искренне пыталась людям доказать, что это не так, что у нас всё хорошо. Но потом поняла, что этим людям бесполезно что-то объяснять. Они живут совсем в другой реальности, и наша жизнь, по сути, обнажила их страхи. Я просто перестала читать комментарии и подумала: «Слава богу, что в нашем окружении нет таких людей».

— Какое ваше самое большое впечатление от путешествия?

Сергей: Это люди. Мы встретили огромное количество невероятных, интересных людей. Например, познакомились с семьей. Они никогда до этого яхтингом не занимались, но от друзей слышали, что это прикольно. Они купили лодку, и перед самым отъездом узнали, что ждут ребенка. В итоге они на лодке родили троих детей. Мы с ними встретились в Испании, они шли из Нидерландов. Этот путь можно за неделю проделать, а они шли шесть лет, потому что дети рождались. Познакомились с англичанином, ему 87 лет, и он до сих пор в одиночку ходит на яхте. Один раз у него в море отключились все аппараты, и он там прожил две недели без электричества. Я смотрел на него и думал: «Я тоже хочу свою жизнь закончить так».

Анна: Мне тоже люди на всю жизнь запомнятся. А еще единение с природой, то, как мы дельфинов в открытом море видели. Года, как мне кажется, не хватает. Я вошла во вкус и еще с удовольствием бы на годик на яхте задержалась, но дети уже просились на сушу. Они хорошие братья, но им уже каждому нужны свои друзья.

— Что нужно, чтобы вот так переехать жить на яхту? Специальная подготовка?

Сергей: Нужно сходить на курсы, получить корочки капитана. Для плавания в ночное время нужно пройти отдельное обучение. Вообще, если никогда не ходил в такое путешествие, то нужно начинать с малого: попробовать сходить в море с кем-то ненадолго. Тут, как в вождении машины, нужна практика.

— Сколько денег нужно на такое путешествие?

Сергей: Мы сравнивали свой бюджет на земле и на море, и ничего не поменялось, просто поменялись категории трат. Например, сколько у нас выходил кредит за дом в месяц, столько мы платили за аренду лодки. Дома у вас коммунальные платежи, а мы платили за парковку лодки. Цена от 20 евро и до бесконечности. Всё зависит от места. Например, в Монако и Сен-Тропе за ночевку хотели 800 евро, при этом буквально в метре можно бесплатно встать на якорь. Арендовать или купить яхту можно намного дешевле, по цене машины. Просто наша большая, в ней 4 каюты, у каждой ванная комната, кухня и большой зал. И было еще две каюты, которые мы использовали просто как склад для вещей. Такую большую брать необязательно. Кто-то любит шикарно питаться, кто-то скромнее. Я считаю, в любой бюджет можно уложиться.

Анна: Нужно понимать, откуда брать деньги на это. Если ты работаешь онлайн, то такой проблемы нет. Некоторые думают, что мы на путешествие потратили деньги с продажи дома. Это не так.

Аренда катамарана Сергея и Анны стоила пять тысяч евро в месяц.

— Кем нужно работать, чтобы можно было себе это позволить? Кем вы работаете?

Сергей: Я консультант, у меня консалтинговая фирма. Мы консультируем крупные компании, обучаем руководителей. Сейчас вся моя работа перешла в онлайн. Но в целом сейчас очень много профессий, которые позволяют работать удаленно.

Анна: Я закончила наш Демид, биофак, я биолог-эколог. Первое время честно пыталась устроиться экологом, но даже в Москве, куда я переехала, предлагали мизерные зарплаты. Поэтому работала в сфере, не связанной с экологией. В Москве прожила 10 лет, познакомилась с Сергеем и уехала с ним в Норвегию. Там не удалось поработать, потому что у нас сразу дети появились.

— Как вам Ярославль сейчас? Что-то изменилось?

Анна: Дороги как были ужасными, так и остались. Центр города стал прекрасным, ухоженным. А вот спальные районы оставляют желать лучшего. Я сама из Заволжского района, и в этот приезд мне особенно резануло то, каким он стал уставшим, что ли. И еще нам очень странно смотреть повсюду эти рекламные вывески. Сделали бы их в одном стиле и одним шрифтом. А так в целом город нам с Сережей очень нравится. И очень нравятся ярославцы. Люди здесь очень хорошие, готовы пойти навстречу, оказать помощь.

— Какие у вас планы на ближайшее время?

Анна: Скоро мы переезжаем в Калифорнию, в Сан-Диего, уже отправили туда все вещи. В Сан-Диего летим, потому что там тепло, и потому что мы уже жили полгода в Калифорнии, и нам понравилось. Сколько там пробудем, не загадываю. Мне не очень бы хотелось там жить постоянно, потому что здесь родители, и из США долго и дорого лететь в Россию, а хотелось бы их видеть чаще. Но пару-тройку лет я бы там пожила, чтобы наконец-то выучить язык и чтобы дети язык выучили.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Самаре? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...