RU63
Погода

Сейчас+16°C

Сейчас в Самаре

Погода+16°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +16

2 м/c,

сев.

756мм 89%
Подробнее
0 Пробки
USD 87,30
EUR 95,46
Город Виктор Мокшин, директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области: «Никто не без греха, в том числе и наши медики»

Виктор Мокшин, директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области: «Никто не без греха, в том числе и наши медики»

Пришел в поликлинику, пробился к врачу, с боем получил направление на УЗИ или компьютерную томографию и тут же встал в трехмесячную очередь на это исследование. С такой ситуацией хотя бы раз в жизни сталкивался каждый самарец. О том, почему в наших больницах все именно так, о жалобах пациентов и платно-бесплатных услугах Doctor63.ru рассказал директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области Виктор Мокшин. Интервью Виктор Николаевич решил начать с небольшого рассказа о собственных впечатлениях, которые получил недавно, обратившись за помощью в одну из самарских больниц.

– В один из выходных дней имел «удовольствие» пообщаться с медиками как пациент. На отдыхе ударился ногой, образовалась гематома. Поехал в ближайшую больницу. Одет был не в костюм, а в шорты и майку. В регистратуре у меня попросили полис. Конечно, при себе у меня его не было. Но все застрахованные граждане есть в базе, и я предложил поискать меня там. «Ладно, фамилия, имя, отчестве? Место работы?» – нервно и, как мне показалось, весьма недовольно, вопрошает регистратор. Я говорю: «Мокшин Виктор Николаевич, территориальный фонд ОМС». «Должность?» – не сбавляет тон дама. «Директор», – отвечаю. Она так сразу поменяла тон, хватает меня, кладет на рентген, врач ногу смотрит, перевязывает, рекомендации дают, все делают прекрасно. Не нарадуешься, какая метаморфоза. Но нужно, чтобы со всеми нормально разговаривали.

Родился 1 августа 1948 года. Карьера: 1973-1993 годы – заместитель контролера-ревизора в аппарате КРУ министерства финансов РСФСР по Куйбышевской области. 1993-1997 годы – заместитель начальника финансового управления областной администрации. 1997-2009 годы – заместитель исполнительного директора территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области. С 2009 года – директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области.

– А действительно, почему общаются так невежливо, платят мало?

– Да, зарплаты у медперсонала, а именно они встречают пациентов в регистратуре, пока очень низкие. В частной клинике зарплаты медсестер доходят и до 30-50 тысяч, а в обычной медсестра или санитарка 5000 рублей получает. Президент поставил задачу: поднять в отрасли зарплату. Да, мы сейчас докладываем каждый месяц о том, что у нас зарплата врача стала 25 тысяч рублей, к 30 тысячам подбираемся. А санитарки в среднем 9000 получают. Но это в среднем! На практике она может получать 5000 – такова базовая ставка, установленная приказом федерального Минздрава. В платной клинике, конечно, все вежливые. Но потом пациенты, которые отнесли туда немало денег, обращаются в обычные поликлиники к обычным врачам с просьбой: «Доктор, спасите, вылечите меня». Так что, сказать, что вся наша бесплатная медицина плохая, нельзя, так же, как и вся платная. Врачи бывают разные. А отрицательные впечатления от наших больниц у людей не столько от докторов, сколько от общения с регистратурой.

– Виктор Николаевич, не так давно СМИ со ссылкой на вас озвучили информацию о том, что около 70% медицинских услуг в Самарской области являются платными и только 30% оказываются по ОМС...

– Прежде всего, хотелось бы расставить точки над «i». Когда я называл это соотношение, то имел ввиду не все врачебные услуги вообще, а только дорогостоящие исследования: компьютерная или магнитно-резонансная томография, УЗИ. Вот около 70% этих исследований в отдельных больницах области действительно оказываются на платной основе, а остальные по полисам обязательного медицинского страхования. Хотя все должно быть наоборот. В основное рабочее время эти аппараты должны обслуживать пациентов по ОМС. Но большинство лечебных учреждений, конечно же, заинтересованы в том, чтобы получить дополнительный доход, потому что стоимость услуги, оказываемой платно на этом аппарате, выше, чем та услуга, которая оплачивается из средств фонда обязательного медицинского страхования. Сейчас мы как раз работаем над тем, чтобы с помощью использования медицинских аппаратов сократить, а, возможно, и ликвидировать очереди в поликлиниках и больницах.

За 2012 год на медицину в Самарской области поступило 943 жалобы, из них 95 – непосредственно в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, 848 – в страховые компании. По результатам рассмотрения 576 жалоб признаны обоснованными. За первый квартал 2013 года на медицину в Самарской области поступило 149 жалоб, из них 13 – в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, 136 – в страховые медицинские компании. Обоснованными признано 69 жалоб. По данным Территориального фонда обязательного медицинского страхования Самарской области, чаще всего пациенты жалуются на отказ в оказании медицинской помощи в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования и предложения провести лечение за плату, на работу регистратуры и неудобные часы приема.

– Такие дикие очереди из-за перекоса в оказании платных и бесплатных услуг?

– Не только. Во-первых, не все назначения врачей, направляющих пациентов диагностироваться на УЗИ и томографах, объективны. Порой, чтобы поставить диагноз, нет нужды делать исследования на таких дорогих аппаратах. Во-вторых, очереди возникают из-за не слишком удачной географии размещения этих самых аппаратов. Например центральная городская больница Отрадного и Кинель-Черкасская районная больница находятся недалеко друг от друга – по трассе можно доехать за 10-15 минут, дорога хорошая, пробок нет. И в той, и в другой больнице есть томографы. Так положено по нормам. Но по факту дорогостоящее оборудование в этих больницах загружено меньше, чем на половину. В то же время, самарцам, чтобы попасть на исследование, приходится ждать своей очереди несколько месяцев. Ну, и, в-третьих, нередко пациент сам требует назначить ему УЗИ (ультразвуковое исследование. – Прим. ред.) или МРТ (магнитно-резонансная томография. – Прим. ред.), хотя врач видит, что нужды в этом нет, диагноз и лечение и так понятны. И врачу приходится выписывать направление. Вот эти пациенты тоже усугубляют ситуацию с очередями.

– Но ведь бывает действительно страшно довериться врачу, диагнозу, который он поставил сам...

– Не страшно, пока не страшно.

– Возвращаясь к проблеме очередей: пока пациент месяцами ждет обследования для правильной постановки диагноза, есть риск, что он может умереть.

– Если существует реальная угроза жизни и здоровью человека, никто не будет ставить его в очередь на три месяца. Врач просто примет решение о госпитализации. Пациента положат в больницу, и в тот же день сделают компьютерную томографию и МРТ в стационаре. Там очередей не бывает. А в очередь ставят тех, кому надо бы посмотреть и уточнить вроде бы.

– Кстати, о госпитализации, ведь суммы, которые переводит больнице территориальный фонд обязательного медицинского страхования за госпитализированного больного разнятся в зависимости от диагноза. Не получается ли так, что врачи специально «находят» более тяжелый диагноз, чтобы медучреждение получило побольше денег?

– Никто не без греха, в том числе и наши медики. Согласен. Попытки бывают. Например по прейскуранту стоимость лечения в стационаре какой-то болезни составляет 30 тысяч, но если добавить к диагнозу только слово «острое», то лечение может стоить уже 50 тысяч. Поэтому прежде чем оплатить счет, выставленный больницей, специалисты ТФОМС проводят медико-экономическую экспертизу и медико-экономический контроль. Если в документах прописан тяжелый диагноз, то проводится еще одна экспертиза: на качество оказанной медицинской помощи. Проверяется, с каким диагнозом поступил человек, какие препараты применялись для лечения, какой результат достигнут и правильно ли вообще было квалифицировано заболевание. Если специалисты выявили нарушение, то наш фонд отклоняет счет от оплаты и больницам приходится переделывать документы.

Но бывает и так, что фонд вообще отказывает в оплате счетов, когда выясняется, что госпитализация была необоснованной. К примеру, приходишь в пятницу с проверкой в больницу, а пациентов нет: все ушли на выходные по домам. Но продукты на их питание, затраты на лечение и препараты больницы пишут в счет.

– Такие случаи квалифицируются как мошенничество?

– Я не исключаю, что этот термин можно будет употреблять в будущем.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
18
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Не угрожайте выпускнику страшным судом»: самарский 100-балльник по русскому языку — о своем отношении к ЕГЭ
Роман Сюмак
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Рекомендуем
Объявления