4 марта четверг
СЕЙЧАС -6°С

«Такого мы не ожидали!»: спасатели рассказали, как искали людей в задымленной пещере

Инцидент произошел в Сокских штольнях

Поделиться

Александр Ушаков со своими коллегами вывел из подземных галерей девять человек

Александр Ушаков со своими коллегами вывел из подземных галерей девять человек

Поделиться

Эту ночь самарские спасатели запомнят надолго. На дежурство с 12 на 13 декабря заступил Александр Ушаков с коллегами. За плечами у всех — сотни вызовов на самые сложные происшествия. Но в эту смену им пригодились совершенно другие навыки — спелеологов — тех, кто профессионально исследует пещеры. Публикуем историю Александра Ушакова об операции, итогом которой стали девять спасенных жизней.

«Пожар в штольнях!»

Александр в ту ночь был старшим смены

Александр в ту ночь был старшим смены

Поделиться

— После трагических событий мая 1999 года, когда из-за несчастного случая погибли четыре студента и три спасателя, Сокские штольни и для спасателей, и для администрации Красноглинского района всё еще остаются головной болью. Больше чем за 20 лет ничего не изменилось.

Всё началось с сообщения диспетчера в начале четвертого ночи: «Пожар в штольнях».

Сокские штольни — искусственные пещеры, которые находятся в горе Тип-Тяв недалеко от Самары, в Красноглинском районе, рядом с местом впадения реки Сок в Волгу. Здесь добывали химически чистый известняк в 1940–1960-е годы XX века. Недалеко от штолен находится действующий Сокский карьер.
В Сокские штольни, протяженность которых составляет больше 20 километров, часто ходят люди. Там даже есть около 10 лагерей. Все они — нелегальные. Названия — «Маяк», «Сушняк», «Кресты», «Объект», «Запанской». Тем не менее штольни не изучены досконально, потому что это невозможно.

— Приготовили снаряжение, отправились на место. У нас нет никакой точной информации, совершенно непонятно, кто вызывал, где проходят границы дыма, есть ли там люди и сколько?

Поделиться

— Решил позвонить своему старому другу, опытному спелеологу и просто надежному человеку Петру Якубсону, так как он был в этом месте прошлым вечером. И его информация могла оказаться очень важной. С его слов стало понятно, что люди там есть, причем как минимум четыре человека, которые решили заночевать в лагере «Альтернатива». Впрочем, неудивительно, потому что на дворе ночь выходных! Конечно, очень плохо, что внутри есть люди, но счастье, что теперь мы знаем их местонахождение!

— Вскоре мы оказались на месте. На улице трескучий мороз. На парковке у выхода стоит авто, что подтверждает нашу информацию о том, что там, скорее всего, есть люди. Из прохода валит дым, дышать тяжело.

У входа в штольни дежурили спасатели и пожарные

У входа в штольни дежурили спасатели и пожарные

Поделиться

— Быстрее всех на месте оказалась служба пожарной охраны. Затем, чуть раньше нас, приехали люди из военизированной горноспасательной части. Они уже готовы пройти внутрь и исследовать воздух. Тем временем мы собираемся проверить альтернативный вход в систему. Другой вход находится примерно через сто метров от основного.

— Параллельно ребята занялись изучением записей в журнале посещений. Четких записей, конечно же, нет, поэтому решили отталкиваться от слов Петра о количестве людей.

Вот как выглядит журнал посещений

Вот как выглядит журнал посещений

Поделиться

Тем временем в половине пятого появились результаты проб воздуха. Как показал газоанализатор, предельно допустимая концентрация угарного газа превышена в 12 раз.

«500 метров шли в дыму»

— В 04:45 внутрь пошла наша группа: Александр Ременюк, Артем Кулаков и я. Взяли с собой катушки с проводом (длина провода в одной катушке — 700 метров) и по два баллона. Нужно было понять, где проходит граница задымления, и попробовать добраться да «Альтернативы».

Спасатели внутри штолен: по этому фото видно, насколько сильно были задымлены подземные галереи

Спасатели внутри штолен: по этому фото видно, насколько сильно были задымлены подземные галереи

Поделиться

Внутри мы увидели завалы из бревен и проволоки и густой дым. Фонарь буквально упирался в стену дыма, маска запотела, ничего не видно!

— Пытаемся обходить места с наибольшим задымлением.

Добрались до лагеря «Маяк», потом решили вернуться и сменить баллоны. Возвращаться по полевому кабелю, который мы размотали по дороге в ту сторону, одно удовольствие! Снаружи доложили обстановку, подготовили оборудование. Тем временем ребята наладили свет, организовали транспортировку баллонов в ближайшую пожарную часть для заправки.

— В половине седьмого мы были готовы для нового захода. Наших аппаратов должно было хватить чуть меньше, чем на полтора часа ненапряженной работы. С нами ребята из горноспасательной части с регенеративными респираторами, которые защищают 4 часа. Шесть баллонов приготовили и взяли с собой для людей внутри. Каждый из них имеет запас воздуха на 40 минут. Кроме того, взяли кучу фонарей и другие приспособления.

— Прошли вглубь примерно на 700 метров, 500 из них шли в дыму.

Добрались до нужного лагеря за 20 минут. К счастью, газоанализатор показал, что здесь вполне можно дышать без средств защиты. Загруженные оборудованием и баллонами бойцы ВГСЧ обливались потом. Мы им очень благодарны за то, что они донесли всё это до места.

«Выходим частями»

Карта с нанесенными на нее перемещениями спасателей и туристов в штольнях

Карта с нанесенными на нее перемещениями спасателей и туристов в штольнях

Поделиться

— Люди, которых мы искали, мирно спали на месте. Целых 9 человек! Этого мы не ожидали! Ну почему же они не написали количество в журнале на входе?! Но делать нечего, нужно думать, как их отсюда выводить. Баллонов-то всего 6 штук.

— В процессе успокоили людей разговорами, помогли собраться. Среди пострадавших были даже те, кто впервые в штольнях!

Все вместе мы добрались до лагеря «Маяк». Там всё еще можно было дышать, но вот уже дальше пошел дым. Решение приняли следующее: выходим частями.

— Собрали первых шестерых пострадавших, объяснили, как передвигаться и дышать, заверили всех, что паниковать не надо, что воздуха хватит до выхода. На выход пошли Ременюк, я, трое горноспасателей и шесть наших туристов. В лагере остались трое и Кулаков, так как он знает, как в случае чего добраться до дальнего входа, плюс двое горных спасателей с газоанализаторами. Если бы дым стал распространяться не по плану, они должны были пройти вглубь системы и в самом крайнем случае выходить через задний ход.

— Нашу группу на выход вел я. В начале пути дыма почти не было, поэтому туристам могло показаться, что мы шутим. Но вскоре задымление стало всё плотнее и плотнее. Появился страх, что у кого-то может кончиться воздух или отказать аппарат. Мы несколько раз останавливались, чтобы всё проверить.

— За несколько метров до выхода где-то сзади раздался характерный свист! Его издает аппарат, когда заканчивается воздух! Оказалось, что он просвистел у одного из пострадавших, который был достаточно крупным. Понятно, что у него раньше всех стал заканчиваться воздух, он ведь всю дорогу дышал очень интенсивно. Пришлось проверить давление и заверить его, что он обязательно успеет дойти и всё будет хорошо!

Выход на поверхность вместе с туристами

Выход на поверхность вместе с туристами

Поделиться

По связи выяснили, что у ребят на «Маяке» всё в порядке. Меняем оборудование, возвращаемся назад.

— К девяти утра мы вывели оставшихся трех человек. К счастью, ни у кого никаких повреждений. У одной девушки только упало давление, она была в штольнях первый раз. После этого мы отправлялись внутрь еще пару раз, пытаясь найти очаг. Людей в штольнях больше не было. А сам очаг таился где-то глубоко внутри. Сил искать его и дальше уже не хватило. Так что мы вернулись на выход и договорились с сотрудниками МВД о дежурстве на входе.

— В этот раз повезло и туристам, и спасателям. Туристам в том, что пожар был не слишком сильным. И в этот день в системе штолен тяга всё время менялась и была больше направлена на поверхность. Нам повезло, что мы знали, в каком лагере должны были остаться на ночь люди. И очень важно, что среди спасательной группы были опытные спелеологи. Если бы что-то пошло по другому сценарию, итог мог бы быть менее счастливым.

Комментарий

Олег Моцарь, руководитель ПСС Самарской области

Поделиться

— Понятно, что закрывать или бетонировать пещеры никто не будет. Но тем, кто туда ходит, важно понять, как опасно разжигать под землей огонь. Там есть чему гореть: старые крепи, которые поддерживали своды. Сейчас они практически все обрушены. Эти крепи пропитаны креозотом, при горении они выделяют угарный газ и другие ядовитые химические элементы. Это задымление очень опасно. Тяга распространяется на вход или на выход. Если на вход, то волок (дым в штольнях. — Прим. ред.) заполняет систему штолен очень быстро.

Отдыхающие в лагерях люди могут быть застигнуты дымом врасплох. Там дежурных, смотрящих за ситуацией, пока другие отдыхают, нет. В лагерях дыма может и не быть. Они расположены далеко от входа. Но те, кто подожгли крепи, сделали это около главного входа. И тем самым отрезали людям путь эвакуации из подземной системы.

Новичкам в штольнях заблудиться очень легко. Галереи достаточно сильно переплетены. Поэтому если туда и можно заходить, то только профессионалам.

Любая группа, которая выходит на туристический маршрут (не только в штольни), должна предоставлять информацию в Центр управления кризисными ситуациями (ЦУКС) ГУ МЧС России по Самарской области. Можно продублировать и в Поисково-спасательную службу (ПСС) Самарской области напрямую по телефону (846) 333-55-14. В сообщении должны быть контрольные сроки, телефоны, цели, состав группы. Если что-то случается, мы имеем представление о том, сколько людей находится в потенциальной опасности, где они и как с ними связаться.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...