Все новости
Все новости

«Скидывают задания с ошибками. Чему они научат?»: история мамы, которая судится с чиновниками за право дочери на семейное образование

Управление образования хочет, чтобы ребенок проходил ежегодную аттестацию

Старшая дочь Елены учится дома три года

Поделиться

Мама из поселка городского типа Камские Поляны в Татарстане Елена Микуша пытается выбить право на то, чтобы обучать дочку дома, не привязывая себя к школьному графику. Такая форма называется семейным образованием. В школе девочка не понимала некоторые темы, поэтому дома родители подстроили уроки под нее. Местное управление образования через суд обязало семью каждый год проходить аттестацию. По словам Елены, тем самым оно делает семейное обучение практически бессмысленным.

История, про которую рассказали наши коллеги из 116.RU, началась с того, что семья Микуши переехала в Камские Поляны. Шел 2020 год, старшая дочь Елены перешла во второй класс. То, как устроена учеба в школе, не нравилось маме и раньше. А на новом месте к системным проблемам прибавились и претензии к качеству преподавания.

— Педагоги скидывают в чаты задания с орфографическими ошибками. Чему они могут научить детей? В школе дочери дали очень плохую базу. Ребенок плохо устно считал, — рассказывает Елена.

Поделиться

Доходило до того, что вечером девочка повторно изучала тему, уже пройденную утром на уроке. А ведь днем еще нужно сходить на бокс или рукоделие. В результате выполнение домашнего задания могло затянуться до 12 ночи. Сил к этому времени уже не оставалось.

Мама предложила дочери перейти на семейное образование. Это было в начале второго класса. Сейчас ребенок по возрасту должен быть в четвертом. Елена, которая сама историк по образованию, как и бывший муж, изучает спецлитературу и составляет план уроков, проводит проверочные по каждой теме, прививает любовь к чтению.

— Школьный график создан, чтобы контролировать систему образования и работу педагогов. Мы не хотим, как школа, гнаться за графиками: вот сейчас будет ВПР или контрольная. Моя задача — дать своим детям возможность заниматься в том темпе, в котором им будет комфортно. Если они что-то не усвоили, мы останавливаемся, проходим это еще раз, — объясняет наша собеседница. Она сейчас занимается юриспруденцией, делопроизводством и налогообложением, и может работать из дома.

Видя, как старшая сестра занимается с мамой, младшая девочка тоже захотела учиться. На тот момент ей было почти шесть лет. Психолог подтвердила, что интеллектуально она готова заниматься, но психологически школьный формат ей пока не подходит — это чревато неврозами.

Поделиться

У сестер разница в возрасте три года, но они начали осваивать программу первого класса одновременно. По словам мамы, младшая легко усваивает информацию. Сестры обсуждают пройденные темы, помогают друг другу.

За социализацию детей Елена не переживает. Пять раз в неделю девочки посещают кружки и там общаются с другими детьми.

Параллельно с обучением дочек жительница Камских Полян судится с органами власти. Управление образования Нижнекамского района хочет, чтобы старшая девочка ежегодно проходила промежуточную аттестацию в конце каждого класса. На стороне властей выступает прокуратура. Елена настаивает: дочь не прикреплена к школе, значит закон дает им право проходить аттестацию тогда, когда они посчитают нужным. Например, по итогам четырех классов.

Если говорить не юридическими терминами, а человеческим языком, то родительница не хочет загонять детей в школьные рамки.

— Когда нас принуждают к заключению договора с образовательной организацией, они рушат весь смысл семейного образования, — добавляет Елена.

В Рособрнадзоре отметили, что не видят в иске фактов, которые доказывали бы, что у учащейся есть академическая задолженность (документ есть в распоряжении редакции). Несмотря на это, суд первой инстанции семья проиграла. Но Елена и не надеялась на победу прямо сейчас. Женщина предполагает, что добиться своего получится только в кассации или в Верховном суде РФ. Она опасается, что если не бороться, то отрицательное решение суда отобьет желание у других семей отвоевывать право обучаться дома.

— Видимо, таким образом пытаются или запугать другие семьи, или взять их под контроль. Я лично считаю это попыткой подчинить меня. Их не интересует образование ребенка, — подчеркивает Елена.

Она также попросила прокуратуру проверить, нет ли сговора между самим надзорным ведомством и судом Нижнекамска.

А пока девочкам придется пройти аттестацию за предыдущие классы. Они будут делать это параллельно. Семья не намерена связываться с учреждением, где когда-то училась старшая дочь, и обратится в платную аккредитованную школу.

Корреспондент 116.RU спросила у известного в Татарстане педагога, основателя школы «СОлНЦе» Павла Шмакова, почему власти так упорствуют в этом вопросе. Шмаков согласился, что требовать промежуточной аттестации каждый год — незаконно.

— Законные формы — это только ОГЭ и ЕГЭ. Если у мамы сил хватит, то надо судиться дальше. В конце концов правда восторжествует, — отметил он.

Почему же чиновники так опасаются семейного образования?

— Как мне объясняли, неформальные аргументы такие: непонятно, чему детей на СО научат. По-человечески их аргументы понятны. Но это всё равно незаконно, — уверен Шмаков.

Павел Шмаков — заслуженный учитель Татарстана. В 2013 году с единомышленниками основал казанскую школу-интернат «СОлНЦе» для интеллектуально увлеченных детей. Среди его учеников — победители международных олимпиад и известные в Казани преподаватели.

В 2023 году в России, по последним данным Минпросвещения, на семейном обучении находятся 16,5 тысячи детей. При этом, по неофициальной информации, как пишет «Парламентская газета», количество таких учащихся в стране может доходить до 90 тысяч. Особенно на развитие семейного образования повлиял ковид и перевод детей на дистанционное обучение.

Нужно заметить, что такая форма обучения, как семейное образование, закреплена в Федеральном законе «Об образовании», в России узаконено с 1992 года и наравне со школьным уже 30 лет имеет полное право на существование. Если этого не понимают отдельные чиновники, пытаясь принизить детей, находящихся на семейном обучении, это реально нужно доказывать через суд.

Кстати, что касается Татарстана, то в соцсетях детского омбудсмена республики Ирины Волынец уже был переполох на эту тему. Родители, которые перевели детей на семейное обучение, раскритиковали уполномоченного за ее позицию.

— Прошу оставить в покое семьи, выбравшие семейное образование, и навести порядок в школах, повысить качество образовательных услуг, а не гробить умы детей, — писали родители детскому омбудсмену.

Волынец посчитала, что «мам натравили централизованно».

Но после волны хейта детский омбудсмен у себя в аккаунте всё же объяснилась: она не против семейного образования. Чиновница считает, что просто нужно лучше контролировать домашнее обучение. По ее мнению, государство тоже виновато в том, что некоторые дети на семейном обучении замыкаются в себе и становятся совершенно несоциализированными.

И тут опять вопрос, а может родителям в домашнем образовании нужен не контроль и запреты, а квалифицированная помощь?

Мы следим за этой темой.

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter