26 октября вторник
СЕЙЧАС +3°С

Алексей Кирсанов, новый главный врач Медгородка: «Первая реакция — волнение, что не справлюсь»

Публикуем большое интервью руководителя тольяттинской горбольницы № 5

Поделиться

Алексей Николаевич работает в Медгородке 25 лет и знает всю «кухню» самой большой больницы города изнутри

Алексей Николаевич работает в Медгородке 25 лет и знает всю «кухню» самой большой больницы города изнутри

Поделиться

Алексей Кирсанов сменил на посту руководителя ТГКБ-5 известного в Тольятти доктора и политика Николая Ренца, который теперь возглавил городскую администрацию. В отличие от бывшего главврача, рейтинг популярности которого в области высокий, персона нового руководителя известна мало. Хотя он трудится в Медгородке почти четверть века и успел изучить всю «кухню» самой большой больницы города изнутри и снаружи.

Корреспондент Tolyatty.ru встретился с Алексеем Николаевичем, чтобы познакомить наших читателей с новым главврачом Медгородка поближе.

Тольяттинская городская клиническая больница № 5 (Медгородок) — крупный медицинский кластер, самый большой в России комплекс лечебных учреждений. Он построен вдоль леса в центре Автозаводского района, и его территория занимает больше 30 гектаров. В составе больницы работают службы хирургии, терапии, онкологии, гинекологии, межрайонный перинатальный центр, межрайонный травматологический центр I уровня, городской центр эндопротезирования крупных суставов, инфекционная служба, детская служба, диагностический центр. Сейчас здесь оборудованы 2380 коек, ежегодно лечатся в стационаре более 60 тысяч человек. Еще более 150 тысяч получают здесь амбулаторную помощь.

«От новой техники пришел в восторг, как любой мальчишка»


Территория Медгородка занимает около 30 гектаров

Территория Медгородка занимает около 30 гектаров

Поделиться

— Расскажите, почему вы устроились именно в тольяттинскую больницу, а не другое медучреждение?

— Я пришел в Медгородок в 1998 году сразу после окончания медуниверситета. Мне, как, наверное, любому мальчишке, всегда была интересна техника — и сразу привлекло техническое оснащение больницы. Представьте, что уже в 1998 году здесь были компьютерные и магнитно-резонансные томографы! В те времена они были доступны единичным медучреждениям России... Аппаратура, способная очень быстро поставить диагноз, увлекла меня невероятно. Это был редкий шанс попробовать себя на стыке классических медицинских знаний и новых технологий. Так я начал свою трудовую деятельность здесь в интернатуре — врачом-рентгенологом. Здесь же и проработал диагностом всю сознательную жизнь. В 2010 году меня назначили заведующим отделением лучевой диагностики. Год спустя я возглавил всю диагностическую службу больницы — это 10 отделений, около 400 специалистов. Но параллельно занимался своими прямыми обязанностями — диагностикой.

— А кто такой врач-диагност? Несведущему человеку кажется, что ведь все врачи ставят диагнозы, а потом лечат...

— Диагност отыскивает причины болезни с помощью специальной аппаратуры и различных методов исследований, причем это доктор универсальный, он должен обладать компетенциями в самых различных врачебных специализациях и быстро поставить правильный диагноз.

Порой пациент жалуется на боль в пятке, а оказывается, что проблема в позвоночнике. Или человека мучают боли в груди, а выясняется, что на самом деле он страдает болезнью желудка. В моей практике был случай, когда больной жаловался на сильные боли в спине. Его уже готовили к операции по грыже межпозвонкового диска. А при обследовании на соответствующей аппаратуре выяснилось, что у него проблема не в позвоночнике, а в тазобедренном суставе. Наши хирурги заменили сустав, и пациент быстро пошел на поправку, вернулся к активной жизни.

К диагносту пациенты часто приходят как к точке первого контакта. Особенно сейчас, когда попасть на прием в поликлинике не так-то просто из-за дефицита врачей. Часто с диагностом путь к истине становится гораздо короче...

«Дефицит врачей везде, но только не в ковид-госпиталях»

В рабочем кабинете главного врача Медгородка

В рабочем кабинете главного врача Медгородка

Поделиться

— Тогда не логично было бы организовать кабинет для одного хорошего диагноста в каждую поликлинику и, возможно, так решить проблему нехватки врачей?

— Надо отдать должное нашим терапевтам и семейным врачам — специалистам амбулаторного звена в Тольятти, они хорошо справляются со своей задачей. Другой вопрос, что их намного меньше, чем должно быть. Недавно мы провели мониторинг по укомплектованности штатов и показали, что в нашей больнице только 70% от нужного количества врачей. Ситуация в поликлиниках еще хуже. В целом в Тольятти врачей в два раза меньше, чем в Самаре.

— И что делать, чтобы вернуть врачей в больницы? Выплачивать премии? Давать квартиры?

— Жилье — это важный стимул. На уровне губернатора Самарской области, Министерства здравоохранения Самарской области как раз сейчас прорабатываются варианты: льготной ипотеки, аренды за счет учреждения, бесплатных квартир, чтобы приглашать на работу врачей. Но надо понимать, что эта мера поддержки работает не всегда. Молодые специалисты сейчас — «птицы вольные», причем довольно мобильные. Если что-то не устраивает в одном месте, если есть варианты выгоднее — многие сразу переезжают. Достойная зарплата мотивирует лучше. Решить проблему можно, к примеру, вводом дифференцированной системы оплаты труда врачей. Это справедливо, ведь трудозатраты хирурга, который иногда делает операцию 9–10 часов, на порядок больше многих других врачей, а значит, его труд должен оплачиваться выше. При всем уважении к другим специалистам. Так что базовые оклады нужно пересматривать.

Кстати, и ковидная ситуация показала, что доплаты действительно стимулируют. Сейчас врачи, которые работают в «красной» зоне, получают плюсом к окладу по 80 тысяч рублей в месяц, медсестры — по 50 тысяч. И дефицит врачей в ковид-госпиталях очень быстро исчез, там штаты укомплектованы почти полностью.

«На выходе в больнице остаются энтузиасты своего дела, способные выдерживать большие нагрузки»

«На выходе в больнице остаются энтузиасты своего дела, способные выдерживать большие нагрузки»

Поделиться

— А что, если взращивать кадры самостоятельно? Например, приглашать студентов?

— Наставничество внутри больницы — обычная практика для любой больницы. По сути, работа на некоторое время становится для врача еще одним вузом, который важно «окончить». На выходе в больнице остаются энтузиасты своего дела, люди, способные выдерживать огромные нагрузки. Увы, это процесс долгий; в сумме готового специалиста мы получаем не раньше чем через восемь лет после окончания института. Но зачастую это единственный способ подготовить врача под потребности больницы.

Расскажу пример. В 2019 году в Медгородке появилось подразделение для оказания помощи больным с инфарктом. Приобрели ангиограф — это сложная аппаратура для контрастного обследования кровеносных сосудов. Врачей, а особенно рентген-хирургов, в штате больницы на тот момент не хватало. Николай Альфредович Ренц, бывший в то время главврачом, приглашал сюда медиков со всех «волостей», и многие были на тот момент интернами. Договорившись с администрацией города, добился, чтобы им выделили квартиры, компенсировали стоимость проезда к месту работы, предоставили другие льготы. Отделение возглавил сосудистый хирург Николай Витальевич Фальбоцкий, который перешел к нам на работу из ТГКБ-2. В итоге удалось организовать очень сильную команду, создать отделение эндоваскулярной рентгенохирургии c возможностями быстрого оказания помощи пациентам с ОКС (в частности, установка стента в артерию сердца). И сейчас пост для пациентов с острой коронарной патологией у нас работает круглосуточно, это отлично не только для Тольятти.

— Сейчас многие ругают качество подготовки медиков. А как на ваш взгляд — качество обучения в мединституте стало лучше или хуже?

— Советская школа действительно была сильнейшей в мире по подготовке врачей. Но раньше, как известно, и солнце было ярче, и трава зеленее, и так далее... Возможностей стать врачом у желающих теперь стало больше — это факт. Появились и частные медицинские вузы, но как учат в них, системно проверить невозможно. Я на своем опыте работы с выпускниками понял, что качество подготовки в вузе больше всего зависит от качеств самого студента. Есть примеры, когда условные «двоечники» становились отличными врачами и наоборот. Медик должен быть в первую очередь ответственным человеком, остальному можно научить.
Только это совсем не означает, что мы готовы принять на работу любого, а потом доучивать на месте. В Медгородке высокие требования к будущим докторам.

«Первая реакция — волнение, что не справлюсь»


Главврачу по долгу службы важно вникать во все детали: и лечения, и ремонта в палатах

Главврачу по долгу службы важно вникать во все детали: и лечения, и ремонта в палатах

Поделиться

Вас назначили главврачом в горячую пору — на очередной волне эпидемии ковида. Почему именно вас, есть предположения?

— Думаю, сыграли роль мой опыт управления и тот факт, что я знаю больницу изнутри, вижу все ее болевые точки. Возможно, помогло и образование. К моменту назначения я уже окончил бакалавриат по специальности «государственное и муниципальное управление» и магистратуру по социологии «конфликтология и медиация».

— Как вы восприняли назначение, помните свои эмоции?

— Первая реакция — волнение. И да, осознание высочайшего уровня ответственности. Мы крупное медицинское учреждение даже по общероссийским меркам. Николай Альфредович, уходя на должность градоначальника, сказал: «Алексей Николаевич, всё будет хорошо». Это меня несколько успокоило...

Впрочем, поводов поволноваться будет много. Первый, как сейчас модно говорить, «выход из зоны комфорта» появился сразу же — это продолжавшееся строительство модульного ковид-госпиталя. Пришлось вникать во всё, начиная от подключения воды и электричества и заканчивая подключением дорогостоящего оборудования. Ответственность, в том числе и финансовая, огромная. Вдумайтесь — оборудование, которое сейчас стоит в модульном госпитале, стоит более 70 миллионов рублей! А всё строительство корпуса обошлось в 120 миллионов. Хорошо пригодился опыт работы руководителем службы диагностики — там тоже приходилось вникать во все детали. И врачей искать, и кабинеты ремонтировать...

«Запустим отделение для реабилитации больных после инсульта»


— Каких новшеств стоит ждать тольяттинцам в ближайшее время? Что вы, как новый руководитель, намерены менять в Медгородке в первую очередь?

— Первое, что необходимо, — вернуть горожанам возможность получать плановую медицинскую помощь в доковидных или близких к этому объемах. Многопрофильный терапевтический корпус (810-ка) уже в июле вышел из «красной» зоны, теперь там вновь получают качественную медпомощь пациенты с «обычными» болезнями, подзапущенными за время эпидемии. Очень хотелось бы как можно скорее «вернуть в строй» офтальмологическое отделение и отделения педиатрической помощи. К сожалению, детский корпус по-прежнему занят под ковид-госпиталь. Планы диктует эпидемиологическая обстановка. Мы еще с начала лета ждали спада потока больных коронавирусом, но количество инфицированных только растет. И сейчас я даже боюсь загадывать, а тем более — обнадеживать тольяттинцев конкретными сроками.

Многопрофильный терапевтический корпус в июле вышел из «красной» зоны

Многопрофильный терапевтический корпус в июле вышел из «красной» зоны

Поделиться

Сейчас мы готовимся к запуску отделения для второго этапа реабилитации больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения: комплектуем кадры, закупаем аппаратуру. Отделение откроется уже в 2022 году. Также необходимо отделение для реабилитации больных после ортопедических операций, замены суставов. Есть и глобальные планы — строительство нового онкохирургического корпуса. Уже готов проект, на руках государственная экспертиза. Надеемся в этом вопросе на помощь губернатора Самарской области Дмитрия Азарова — его поддержка всегда своевременная и бесценная.

— А не получится так, что отделения начнут работать, а больницу снова переведут в «красную» зону?

— Нет, опять отдавать почти весь Медгородок под ковид-госпитали, надеюсь, больше не придется. Министерство здравоохранения региона, лично министр — Армен Сисакович Бенян — прилагают все усилия, чтобы сохранить возможность оказания медицинской помощи не только пациентам с ковидом. Наша задача — аккуратно, а главное, адекватно подстраиваться под текущую эпидемиологическую ситуацию, а не перепрофилировать всё под ковид. Сейчас могу смело сказать, что жители Автозаводского района и горда Тольятти полностью защищены и не останутся без плановой медицинской помощи даже во время пандемии. Да и не только Тольятти — напомню, что наши медики принимают пациентов из всего Ставропольского района вплоть до Сызрани.

«Из Сызрани и Шигонов пациентов везут на вертолетах»


<a href="https://63.ru/text/health/2020/12/09/69612936/" class="_ io-leave-page" target="_blank">Полеты спецбортов санавиации</a> в Самарской области возобновились с августа 2020 года

Полеты спецбортов санавиации в Самарской области возобновились с августа 2020 года

Поделиться

— Интересно, а как с того берега Волги успевают привозить больных? Там же постоянные пробки, трасса М-5 перегружена...

— Для тяжелых, экстренных случаев задействуются вертолеты санитарной авиации. Это не очень часто случается, но бывает, что по два-три раза в неделю. Как правило, это пациенты хирургического профиля или больные ковидом с большим процентом поражения легких. Такую доставку оплачивает территориальный фонд ОМС, для пациента она бесплатная.

— А кстати, на какую еще помощь врачей Медгородка тольяттинцы могут рассчитывать по ОМС, то есть бесплатно?

— На любой вид медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий. Особое внимание обращено на оказание экстренной и неотложной помощи, ее тольяттинцы получают сразу и без задержек. Относительно плановой помощи, то есть по направлениям из поликлиник — в соответствии с утвержденными объемами и лимитами на уровне региона. С этим немного сложнее, но справляемся. Бывает, что квоты увеличивают, и пациент быстрее дожидается помощи по ОМС при, например, плановой операции по замене сустава. Подчеркну, что наша больница на 97% работает на средства ОМС. Платные и иные услуги в структуре нашей деятельности — всего 3%.

«Модульный госпиталь строили с надеждой, что он будет пустовать»

На открытие нового госпиталя для пациентов с коронавирусом в Тольятти приехали министр здравоохранения России Михаил Мурашко и губернатор региона Дмитрий Азаров

На открытие нового госпиталя для пациентов с коронавирусом в Тольятти приехали министр здравоохранения России Михаил Мурашко и губернатор региона Дмитрий Азаров

Поделиться

— Как организована работа в новом модульном ковид-госпитале?

— Он примет на себя основной удар по приему пациентов с подозрением на COVID-19. Раньше таких пациентов привозили на первичный осмотр в детский корпус, а уже оттуда везли на КТ-обследование в другое здание. Территория Медгородка, сами видите, немаленькая, расстояния между корпусами изрядные, а в пути теряется драгоценное время. Сейчас больного с подозрением на COVID-19 доставляют сразу в приемный покой нового госпиталя, где тут же проводят исследование на компьютерном томографе и принимают решение, где лечить дальше. Так что модуль задействован на всю мощность. Хотя в глубине души мы надеялись, что он будет пустовать, а позже в нем откроются другие, нековидные инфекционные отделения...

— С момента начала пандемии прошло больше года. Протокол лечения ковида в Тольятти изменился?

— Конечно. Сейчас врачи используют уже 11-ю версию методических рекомендаций, и, уверен, это не предел. За время пандемии подходы менялись неоднократно. Недавно в схему лечения COVID-19 включили новые противовирусные препараты, были расширены показания к применению антицитокиновых, антиинтерлейкиновых препаратов, стали активнее использовать гормональные лекарства. Эффективность медикаментов в отношении возбудителя ковида выросла во многом потому, что нам стал понятен механизм воздействия вируса на организм человека, мы научились противостоять ему и предупреждать негативные последствия. Например, уже известно, что ковид провоцирует образование тромбов, так что кроверазжижающие лекарства — обязательная часть лечения COVID-19. Также важно не допустить цитокинового шторма — так иммунная система человека способна излишне реагировать даже на фрагменты вируса. Для этого в обязательный протокол включены определенные препараты. Кстати, курс лечения в стационаре больного ковидом средней и тяжелой степени тяжести стоит сегодня минимум 100 тысяч рублей, и он тоже бесплатный для всех пациентов.

Палаты в новом госпитале оборудованы по последнему слову техники

Палаты в новом госпитале оборудованы по последнему слову техники

Поделиться

— А лекарства какие, российские или импортные?

— Специально хочу отметить, что российские препараты, которые прошли все проверки, регистрацию и сертификацию в Российской Федерации, не уступают по силе действия и качеству импортным. Разницы нет никакой. Мы применяем только те лекарства, которые работают, и работают эффективно.

— Какие болезни обострились у тольяттинцев параллельно с ковидом? Может быть, резко увеличилось количество онкобольных?

— Ответственно заявляю, что прямой связи между ковидной инфекцией и появлением онкологических заболеваний нет. Другой вопрос, что за время нашей работы преимущественно в качестве ковид-госпиталя накопилось много пациентов, страдающих хроническими заболеваниями. К сожалению, во время пандемии эти люди не могли получить адекватного поддерживающего лечения. Это пациенты с болезнями эндокринной системы, болезнями сердца, сосудов, сахарным диабетом, острыми нарушениями мозгового кровообращения, гематологические больные... И вот как раз эта категория пациентов сейчас пополняет статистику неблагоприятных исходов.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Нравится читать интервью с интересными жителями Самары? Подпишись на статьи по этой теме и получай их по почте
Загрузка...
Загрузка...