1 декабря среда
СЕЙЧАС +3°С

«Мы же не маргиналы, просящие подачки»: как бизнесмен променял столицу на уральскую глушь и что из этого вышло

С какими подводными камнями сталкиваются российские экопоселенцы

Поделиться

Иван Сотников и его супруга Ксения уже много лет живут в уединенном селе горнозаводской зоны Урала

Иван Сотников и его супруга Ксения уже много лет живут в уединенном селе горнозаводской зоны Урала

Поделиться

Бизнесмен Иван Сотников интересен тем, что оставил хлебную должность в крупной московской корпорации и 11 лет назад перебрался в уральскую глушь, где построил дом, обзавелся семьей и организовал производство сыра. Места красивейшие, но диковатые — не каждый УАЗик дойдет. И всё бы шло хорошо, если бы не застарелая проблема. Дело в том, что село Александровка в Челябинской области отрезано от цивилизации 16 километрами бездорожья, плюс живет без электричества. Однако, по всем документам, это не вахтовый поселок и не зимовье старателей, а обычный населенный пункт, про который власти как бы забыли. История Ивана поднимает вопрос, который в современной России волнует многих: должны ли мы задыхаться в городах или можем выбрать новый формат жизни, тоже цивилизованной, но уже на природе? И должно ли государство помогать экопоселениям или принцип таков: сам уехал, сам и расхлебывай? Попутно расскажем историю Ивана Сотникова, которая сама по себе занимательна.

Поделиться

Село Александровка находится в Катав-Ивановском районе Челябинской области на границе с Башкортостаном. В 11 домохозяйствах здесь постоянно проживают 40 человек, еще 10 семей бывают наездами. Интересна и демография: старожилов остались единицы, остальные — это экопоселенцы и предприниматели, включая Ивана Сотникова. Рядом находится поселок Тюлюк, откуда стартуют туристические тропы в горный массив Иремель. Рядом множество других достопримечательностей: высокогорное озеро Зюраткуль, впечатляющий хребет Нургуш, относительно новый нацпарк «Зигальга» и хребет Бакты с его экзотическими скальными отрогами.

Поскольку пачки чиновничьих отписок не двигают дело ни на йоту, а терпение, по словам Ивана Сотникова, подходит к концу, он записал обращение к губернатору Челябинской области Алексею Текслеру, сделав акцент на детях: их у Ивана четверо, и все они лишены права даже на обучение, не говоря о медпомощи и других «излишествах».

— Дорога с каждым годом всё хуже и хуже, — говорит он. — Когда мы с друзьями переехали сюда в 2010 году, это была обычная грунтовка и она нас не напрягала. К тому же положение в стране улучшалось, и я понимал, что будет какое-то финансирование, чтобы поддерживать ее в порядке.

Дороги в привычном смысле нет давно. Есть грязь и обломки старых мостов

Дороги в привычном смысле нет давно. Есть грязь и обломки старых мостов

Поделиться

Состояние дороги непрерывно деградировало, поэтому сейчас даже в сухую погоду проехать по ней на легковой машине или кроссовере невозможно: только хардкор, только УАЗ (ну, или другой внедорожник).

— Уже ни одного моста живого нет, — сетует Иван. — Эти 16 километров в лучшем случае мы едем 1,5 часа на первой-второй передаче, расход топлива космический, амортизацию машины даже не считаем. Если прямо говорить, дорога не то что плохая — ее вообще нет! И все эти экстремальные походы порядком надоели.

Проблема обострилась из-за детей: они у Ивана «чётных» возрастов — 2, 4, 6 и 8 лет. Двое могли бы посещать школу в Тюлюке, но ежедневный вояж длиной 32 километра (в обе стороны) по отборному бездорожью превращает затею в пытку и для родителей, и для самих школьников. Образованием занимается супруга Ивана Ксения, а раз в четверть дети появляются в школе «на сессию».

Шикарная природа, добротные дома: Иван и его единомышленники осваивают новый (или наборот, очень старый) формат жизни

Шикарная природа, добротные дома: Иван и его единомышленники осваивают новый (или наборот, очень старый) формат жизни

Поделиться

— По закону, если школа дальше пяти километров, должен обеспечиваться подвоз детей, и в Тюлюке не против запустить маршрутку, но всё равно нужна дорога, — объясняет он.

Другая проблема — полное отсутствие электричества, которая отчасти решается установкой генераторов и солнечных батарей, но в любом случае осложняет жизнь.

— С советских времен на некоторых домах остались крепления под электрические провода, а самой линии нет, — говорит предприниматель. — Там до смешного доходит: мы заключили договор со златоустовскими электросетями, и нам стали присылать нулевые квитанции: то есть свет у нас есть только на бумаге.

Вас тут не жило...


Переписку с чиновниками Иван и другие александровцы ведут уже не первый год, и ответы хоть и разнообразны, общий посыл таков: сами виноваты.

— Уже целый талмуд этих отписок! — возмущается он. — Нам пытаются объяснить, что дороги здесь вообще быть не должно, а грунтовку стихийно накатали лесовозы, хотя Александровка стоит еще с советских времен, и всегда были и дороги, и свет.

Нет в селе и интернета: сотовая связь кое-как пробивается от тюлюкской вышки, но индикатор мировой сети показывает «ешку».

Окрестности Александровки очень привлекательны

Окрестности Александровки очень привлекательны

Поделиться

К тому же Александровка является не самостоятельной единицей, а входит в Тюлюкское сельское поселение. И финансирование всегда распределяется в пользу Тюлюка, тем более он стал важным туристическим центром.

Два года назад помочь жителям Александровки пыталась французская журналистка Астрид Вендландт, но ответ чиновников был предсказуем: ремонт дороги нецелесообразен. На призыв Астрид отреагировал губернатор Челябинской области Алексей Текслер, но в своем ответе указал, что дорога не имеет хозяина и вопрос ее ремонта нужно решать исходя из приоритетности задач.

— Ситуация предельно понятная: у властей другие проблемы, — рассуждает Иван. — Если по-простому говорить, денег мало, они дербанятся, их не хватает. А тут еще и дорога в запущенном состоянии. Проще закрыть глаза. Но так тоже невозможно жить: ну, предлагайте хоть какие-то варианты!

Идеальное место для детей? Почти: была бы школа...

Идеальное место для детей? Почти: была бы школа...

Поделиться

Как Иван бросил Москву


Иван родился на Дальнем Востоке, жил в Ульяновске, а потом попал в Москву, где сделал успешную карьеру в крупной компании.

— Вся мотивационная конструкция современного человека в этом: сначала райцентр, потом областной центр, потом столица, а если повезло — свалил за границу, — объясняет он. — И я двигался по этим рельсам. В 27 лет у меня уже была хорошая карьера: я был начальником регионального отдела в крупной корпорации, зарплата порядка 4000 долларов, дом в подмосковном Раменском, связи и все радости столичной жизни. Всё было здорово, а потом то ли сработал инстинкт самосохранения, то ли предки-староверы во мне проснулись, но я на все эти блага и увеселения посмотрел с другого ракурса.

Один из источников дохода семьи — сыроварение (бренд «<a href="https://www.instagram.com/gornaya_dolina_ural/" class="_ io-leave-page" target="_blank">Горная долина</a>»)

Один из источников дохода семьи — сыроварение (бренд «Горная долина»)

Поделиться

Несмотря на широкий круг общения в Москве, Иван вдруг осознал, что не сможет построить нормальную жизнь.

— А я хотел устойчивую семью, хотел, чтобы токсичность современности не вливалась в мою жизнь, — признаётся он. — Подсознание чувствует опасность, чувствует, что на большом отрезке шансы на продолжение рода и сохранения психики в таком обществе близки к нулю. Обычно человек мнёт себя, пытается перепрограммировать, убеждает, что всё нормально, но всё это самоубеждение выливается в логические и печальные концовки. Я решил менять жизнь радикально. Да, порвал многие связи из старой жизни, не все поняли мой поступок, но сам я был уверен в необходимости что-то менять.

Дальше заработало воображение: он представил будущую жизнь, которая радикально отличалась от всего, что он знал в Москве. А вот выбор конкретного места произошел отчасти случайно.

— У меня был друг в Трёхгорном, он сказал: есть у нас место, где всё как ты хочешь, — вспоминает Иван. — В тот момент тут уже было экопоселение, но мы с тремя друзьями приехали отдельно и живем параллельно. Мы втроем купили по 50 соток земли. Я начал строить двухэтажный сруб, основательно вкладывался, где-то дыры затыкал деньгами, потому что сворачивать не собирался. Конечно, я много чего не понимал тогда. По образованию я социолог, и получилось, я замутил такой вот социальный эксперимент, который дал мне огромное количество опыта и понимания, кто такой человек и что для него общество. Это удивительные вещи, которые трудно донести до тех, кто продолжает жить по инерции.

Александровка сразу пришлась Ивану по душе

Александровка сразу пришлась Ивану по душе

Поделиться

Сама Александровка, вероятно, давно бы вымерла: в 2002 году здесь насчитывалось 6 жителей. Но потом случился приток новой крови, сначала обосновались экопоселенцы, затем приехали Иван и его друзья.

— Тут есть классные, очень колоритные старожилы, а что до приезжих — то у всех очень разные предыстории. К экопоселению мы никогда не относились, но жили с ними мирно, и сейчас всё превратилось уже в обычное цивилизованное место, такое... без чрезмерной идейности, — добавляет Иван.

Должно ли государство помогать?


Иван искал уединенное и чистое место, что почти автоматически предполагает ограниченный доступ к благам цивилизации. Жить вдали от людей мечтают многие, но доступность медицины, образования, дорог и сервиса являются очевидными препятствиями. Это характерно не только для Александровки: в России множество таких деревень.

Жизнь в глубинке имеет свои плюсы: снег хоть ложкой ешь

Жизнь в глубинке имеет свои плюсы: снег хоть ложкой ешь

Поделиться

И правило почти непреложно: чем дальше от людей — тем больше уповаем на себя. Культуры содержания маленьких экопоселений в России не было и нет. Но, может быть, пора менять эти подходы? Ведь заброшенность таких сёл объясняется не столько пустой казной, сколько неумением ей распорядиться. А еще — коррупцией на всех этажах денежного каскада. И под таким углом ситуация перестает казаться нормальной, ведь одно дело, если дорогу невозможно построить «по законам физики», и другое — когда ее довели до состояния поколения постсоветских чиновников-очковтирателей.

В конце концов, это район с высокой привлекательностью для туристов, о развитии которого не говорит только ленивый. Жители Александровки уже инвестировали в него свои деньги и свои силы. И если строительство дороги ради 10 семей считается нерентабельным, можно рассмотреть компромиссный вариант, когда ее будут использовать не только жители села, но и отдыхающие. Тем более в окрестностях пройдет Большая Южноуральская тропа длиной около 600 км.

Карта Большой Южноуральской тропы, которая пройдет в считаных километрах от Александровки

Карта Большой Южноуральской тропы, которая пройдет в считаных километрах от Александровки

Поделиться

— Мы же не маргиналы, которые выпрашивают подачки государства: у нас большие хорошие семьи, у нас дети, и всё что можно сделать самим, мы делаем, — говорит Иван. — Но дорогу мы не потянем при всём желании. Это позорное пятно, которое ставит крест на мечте многих жить по-человечески там, где им комфортно. Я, может быть, где-то резковат, но очень бы хотелось, чтобы губернатор назначил личного ответственного, нашел деньги и закрыл этот вопрос.

Глава Катав-Ивановского района Николай Шиманович в курсе проблем Александровки, но ссылается на сложную предысторию места:

— В конце 80-х годов Александровка стала заброшенной деревней: инфраструктура была разрушена. Отсутствие света, плохая дорога — проблемы, которые требуют решений, тем более, когда в Александровку стали переезжать семьи с детьми. Дорога от Тюлюка до Александровки до начала 2021 года была бесхозная. По ней ездили лесовозы, а ремонтировать ее было некому. Для того чтобы у нас была юридическая возможность проводить ремонтные работы данной дороги, мы поставили ее на кадастровый учет. В этом году из районного бюджета был выделен 1 миллион рублей для проведения срочных ремонтных работ (грейдирование, подсыпка, переезд через ручьи). Срок окончания данных работ — ноябрь 2021 года. Одновременно разрабатывается проектно-сметная документация на ремонт всего участка дороги, а планируемый срок ремонта — 2022–2023 год.

Николай Шиманович также отметил, что решается и проблема электроснабжения:

— С января текущего года ведутся переговоры с МРСК Златоуста об установке электроопор и подачи электричества. Проблемы существуют лишь в согласовании участка линий электропередач по землям лесного фонда. Согласно утвержденному протоколу переговоров с МРСК, работы по монтажу ЛЭП запланированы на конец ноября или начало декабря 2021 года. После установки опор появится возможность протянуть оптоволокно из Тюлюка, — добавил чиновник.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Самаре? Подпишись на нашу почтовую рассылку