3 июня среда
СЕЙЧАС +22°С
По словам Андрея (справа), он не знает, от кого мог заразиться

По словам Андрея (справа), он не знает, от кого мог заразиться

Самарский художник Андрей Сяйлев находится в инфекционном отделении в Москве. Он рассказал о том, что происходит в больнице, в виде дневника.

Андрей Сяйлев — современный художник и дизайнер. Занимается стрит-артом и живописью. Автор проектов «Городской тетрис», «Портреты Самары» и многих других. Его работы находятся в частных коллекциях Москвы, Санкт-Петербурга и за рубежом.

Всем привет.

Обычно в социальных сетях я ничего не пишу, так как считаю текст не близким мне медиумом. Но в новых обстоятельствах, которые стремительно развиваются и требуют от людей решений и поступков, я изменю своим правилам и буду описывать опыт встречи с COVID-19 и нашей системой здравоохранения.

Я решил поделиться этим опытом, чтобы развеять неопределённость, которая проявляется порой в очень странных поступках и мнениях. Например, в соцсетях я до сих пор наблюдаю комментарии людей, которые не верят, что вирус существует.

И последнее, я буду описывать события, происходящие со мной, но постараюсь не делать каких-либо выводов.

Так получилось, что я был одним из первых в Москве, у кого подтвердился первичный тест на коронавирус. При этом я в ближайшие месяцы не выезжал за границу и не общался с прибывшими из очагов. На момент взятия теста, это было 17 марта, официально подтвержденных положительных результатов было около 100.

Компьютерная томография — одна из обязательных проверок

Компьютерная томография — одна из обязательных проверок

16 марта у меня началась подниматься температура и к вечеру она была 37,5. За неделю до этого я почувствовал небольшое недомогание, которое выражалось в быстром утомлении и продолжалось до того дня.

За ночь температура поднялась до 38, появилось ощущение сжатия в легких. Так как я болел пять лет назад воспалением легких, то очень хорошо знал это ощущение. Когда понял, что ситуация может выйти из-под контроля, то сразу позвонил в скорую.

После часа попыток дозвониться мне ответили, сказали, что скорая приедет в течение суток, так как очень много вызовов, и посоветовали самому поехать в поликлинику к дежурному врачу и сделать флюорографию.

Так я и сделал. Бабушка в белом халате и маске на входе в поликлинику, измерив мне температуру из «пистолетика», сказала, что у меня 35,5 и я могу проходить.

Мне быстро сделали флюорографию, а вот на прием к врачу я попал только через 3 часа — передо мной была очередь из девяти человек.

«Бригада первый раз облачилась в белые комбинезоны, очки и маски»

«Бригада первый раз облачилась в белые комбинезоны, очки и маски»

В два часа меня принял врач, измерил температуру, она оказалась 39,2. Тут же вызвали скорую, которая сделала жаропонижающий укол. Сказали, что госпитализировать не могут, так как температура у меня держится меньше чем 5 дней. Дежурный врач мне выписала антибиотики, а скорая взяла анализ на COVID-19. Это было 17 марта в 14:00.

После этого меня отправили домой.

Через день мне стало хорошо, к субботе, 21 марта, я чувствовал себя практически здоровым. В обед мне позвонили и сказали, что у меня положительный тест на коронавирус. Весь день я принимал звонки от разных инстанций. Мне задавали одни и те же вопросы — с кем я общался в течение последних десяти дней.

Итогом дня стал мой отъезд в Коммунарку, а всех людей, с кем я был в контакте, как я узнал позже, включая таксистов и врачей поликлиники, отправили на карантин.

Возможно, я кого-то забыл упомянуть, так что не удивляйтесь, если к вам так никто и не приехал. Просто оставайтесь дома и вызывайте врача, если почувствовали недомогание.

Жена и сын, так как у них не было симптомов, остались дома на двухнедельном карантине, без возможности выходить из дома.

В Коммунарку меня привезла обычная скорая. Бригада первый раз облачилась в белые комбинезоны, очки и маски, настроение у всех было приподнятое.

«Таких, как я, было человек 10–12»

«Таких, как я, было человек 10–12»

В приемном отделении я провел 5 часов, с девяти вечера до двух ночи. Таких, как я, было человек 10–12, среди них был пожилой англичанин, которого в буквальном смысле выворачивало от кашля. У всех прибывших брали тесты на вирус, кровь и делали КТ. В ту ночь я остался в боксе приемного отделения, так как на 6–7-м этажах, куда меня направил врач, не оставалось свободных мест.

«В приёмном отделении провёл до двух ночи»

«В приёмном отделении провёл до двух ночи»

Продолжение следует...

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ8

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!